Теория элит

Тема: Теория элит.

Цель лекции: сформировать у читателей представление о сущности элит, их свойствах и принципах обеспечения собственной конкурентоспособности на протяжении столетий.

Содержание

Введение
Вопрос 1. Свойства социальных отношений «соли земли».
        1.1 Модель поведения жителей деревни с парадигмой «жреца» и «купца».
        1.2 Комплементарность социальных отношений, основанных на принципах здравомыслия, и экономической эффективности.
Вопрос 2. Механизм ценообразования в социуме, в основе которого лежит принцип здравомыслия.
        2.1 Механизмы ценообразования и инфляция.
Вопрос 3. «Черная» и «белая соль». Причины поражения «белой соли».
Вопрос 4. Мировоззренческие парадигмы «черной соли» земли.
        4.1. Система воспроизводства потомства в семьях «черной соли».
        4.2. Взаимоотношения семей «черной соли» с государством.
        4.3. Манипулирование социумом.
        4.4. Идентификационные признаки семей «черной соли».
        4.5. Участие «чёрной соли» в международном разделении труда.
Вопрос 5. Уровень потребления как основной источник конкурентоспособности соли земли.
        5.1 Наличие в обществе резервов, как необходимое условие научно-технического прогресса.
        5.2 Целесообразность научно-технического прогресса для обеспечения конкурентоспособности социума.
        5.3 Уровень потребления как основной элемент обеспечения конкурентоспособности социума.
Вопрос 6. Роль элит в международном разделении труда
Вопрос 7. Алгоритмы обеспечения конкурентоспособности западных элит
        7.1 Примитивизация мышления населения
        7.2 Идея конкуренции
        7.3 Защита интеллектуальной собственности
        7.4 Идея образования фондовых рынков
Вопрос 8. Факторы, обеспечивающие конец существования «черной соли» в современном социуме.
Заключение
Список основных понятий
Список используемой литературы.

Введение

Если посмотреть на наш социум со стороны, то можно увидеть, что он делится на две части. Первая часть – это люди, живущие преимущественно сегодняшним днем, заботящиеся в основном о своих потребностях и проживающие жизнь в поисках счастья и удовольствия. А вторая часть, очень немногочисленная по сравнению с первой – это люди, обладающие эксклюзивными знаниями и ресурсностью. И эта вторая часть людей, несмотря на все кризисы, смены общественно-экономических формаций, смены правителей и т.д. на самом деле уже несколько столетий подряд является реальной властью в социуме. Если такое явление существует и эти люди, несмотря ни на что правят миром, значит этому есть объективные причины, и очень интересно было бы их понять. Эта вторая группа людей – и есть элита нашего социума, и в данной лекции мы рассмотрим их более подробно.

Зачем нужно знание теории элит?

Изучение теории элит помогает осознать реальное устройство социума и природу процессов, протекающих в нем. Понимание истинной мировоззренческой позиции современных элит позволит каждому человеку правильно относиться к различным информационным поводам, которые непрерывно воздействуют на население посредством СМИ, и, осознавая цели этого воздействия, защищаться самому и защищать своих близкий от него.
С другой стороны, понимание причин конкурентоспособности элит позволит каждому человеку применить данные принципы в своей жизни.

Вопрос 1. Свойства социальных отношений «соли земли»

Рассмотрим мифическую деревню, которая существовала, допустим, 200 лет назад. По сути, нам не так важно, когда именно она существовала и на какой точке планеты располагалась. Важно понимать, что было время, когда люди жили по тем же принципам, о которых мы будем говорить. А было ли это 1000 лет назад или 500 не принципиально. Предположим, что эта деревня достаточно большая. Чем даже большая деревня отличается от города? Тем, что в ней все жители друг с другом здороваются, и все друг друга знают по крайней мере в лицо, все воспринимают друг друга на чувственном уровне. Естественно, с одними жителями деревни у кого-то сложились более близкие отношения, а с кем-то менее близкие. Но в любом случае, если кто-то из деревни захочет поподробнее узнать о каком-то жителе с противоположной улицы, с которым он почти не встречается, то для этого ему достаточно пойти к соседу и тот расскажет о нем все, вплоть до любимого цвета трусов. То есть сама по себе жизнь в деревне была устроена таким образом, что обо всех элементах социума каждый человек имел свое собственное представление, основанное на чувственном опыте взаимодействия с тем или иным человеком. И компьютеры как таковые, телефоны и прочие средства связи, из которых можно было бы черпать какую-то информацию о людях, были не особенно нужны.

Что еще очень важно, так это то, что вся информация, которую жители деревни воспринимают с помощью своих чувств, являлась абсолютно достоверной. Это в городе возможно такое, когда людям предлагается выбрать мэра на основе его пятиминутного обращения по телевизору, к которому его имиджмейкеры, стилисты и психологи готовили в течение всего предыдущего месяца. Пять минут человек сделал лицо, выдержал приличный образ, соответствующий потребностям целевой аудитории, выдохнул, и вернулся в свое обычное состояние. В деревне же, чтобы обвести вокруг пальца жителей, делать лицо нужно непрерывно. А это не под силу ни одному человеку, особенно если учесть уровень эмпатии сельских жителей – рано или поздно психическое напряжение накапливается, и истинная сущность человека открывается наружу. Поэтому каждый житель деревни всегда точно знает, кому можно занять денег, а кому нет, кому можно доверять, кому нет, кто пьяница, а кто хозяйственный и т.д. В деревне не ошибаются.

В городе количество жителей достигает таких размеров, а уровень атомизации такого уровня, что получить объективную информацию о ком-либо практически невозможно. Люди часто не знают своих соседей по лестничной клетке и не здороваются с ними, а что уж говорить об остальных.

Теперь рассмотрим структуру этой деревни. Мы сказали, что это большая деревня, поэтому и ее структура посложнее, чем у рассматриваемой ранее «идеальной деревни». У человека есть определенные потребности – в еде, питье, образовании, медицине, улучшении качества жизни и т.д. Соответственно, в деревне есть социальные структуры, которые эти потребности удовлетворяют. Одну из этих структур составляют те люди, которые работают в поле и практически полностью обеспечивают население продуктами питания - крестьяне-растениеводы. Так как деревня существовала в эпоху, когда невозобновляемые источники энергии не использовались, то, соответственно, ее технологическая ресурсность была на минимальном уровне (не было ни тракторов, ни комбайнов), поэтому людей, занятых в растениеводстве, было очень много. Много было и животноводов, деятельность которых очень тесно была увязана с растениеводством. А еще были строители. Животноводы, растениеводы и строители – это были основные производительные силы общества, то есть те люди, которые своим трудом удовлетворяли базовые потребности населения всей деревни.

Одного кузнеца на всю деревню уже маловато. Поэтому в этой деревне есть несколько (допустим, пять) кузниц, в которых кузнецы и их подмастерья создают средства производства для жителей всей деревни. Технологическая ресурсность деревни низкая, но тем не менее слаженная работа людей приводит к тому, что никто в общем-то не бедствует. Еще в деревне есть жрец (священник), правитель, банкир, милиция, армия, школа и больница.

Для нас сейчас самым важным элементом структуры этой деревни является жрец. Жрец вел добродетельную, правильную жизнь, и пользовался абсолютным авторитетом среди жителей деревни. И он дал людям этой деревни несколько правил, которым они беспрекословно следуют.

Если хочешь, чтобы с тобой считались, ты должен быть сильным.Или, по-другому, право существует только тогда, когда у тебя есть ресурсы, обеспечивающие возможность реализации этого права. Предъявляя претензию кому-то, ты должен иметь возможность принудить его к исполнению этой претензии, в противном случае у тебя нет права ничего требовать. Можно сказать, это же еще проще – слабых бьют.

Насколько ты понимаешь, настолько ты и доверяешь. То есть жрец изначально говорил людям, чтобы они не жили в иллюзиях, а верили только своим рукам, своему чувственному опыту. А если кто-то пытается навязать то, что невозможно проверить, надо затыкать уши и не слушать, потому что любые иллюзии – это гибель для общества.

«Соль на земле надо множить». Или по-другому, даже если здравомыслящих людей в деревне большинство (а это и есть «соль земли», то есть те люди, на результатах труда которых держится весь этот социум, те, кто его кормит), то все равно есть и люди с другой ментальностью, которые не считают нужным все пропускать через свои руки и чувственный опыт. И надо делать так, чтобы здравомыслящих людей в обществе было побольше, потому что только в этом случае оно будет устойчивым, и отношения прогнозируемыми.

Оказалось, что в такой деревне, где все жители следовали правилам жреца, не так-то просто заставить человека потратить лишние деньги, то есть увеличить уровень потребления. Каждый житель деревни имел какой-то запас денег в виде золота, размер которого он точно знал. Все были нормальными людьми и понимали, что чуть-чуть надо отложить на смерть, чуть-чуть оставить детям, чуть-чуть потратить на удовлетворение своих потребностей в еде, питье, поддержании своего жилья и т.д. Реализм этих людей выражался в том, что они всегда трезво подходили к результату своего труда – деньгам, как эквиваленту результата труда. Люди, которые составляют «соль земли», всегда точно знают, сколько у них есть избыточных денег для улучшения своей жизни. И они никогда не будут залазить в кредиты, потому что они здравомыслящие и понимают, что берешь чужие деньги, а отдавать придется свои. Да и банк они используют не в качестве источника кредитования, а как инструмент накопления денег с целью осуществления последующих платежей.

Периодически к жителям приставал какой-нибудь эксперт из соседней деревни и рассказывал, что золото нельзя просто так хранить, оно обесценивается, его надо быстрей тратить и т.д. Но на это жители деревни, следуя правилам жреца, затыкали уши, и говорили – пускай оно лежит, есть не просит. Бывало, что жителям предлагали разнообразить их жизнь и потратить деньги на какие-нибудь развлечения. Например, построить американские горки, супермаркет с огромным ассортиментом продуктов, театр, кино и т.д. Но зачем жителям деревни аттракционы? Не хватает острых ощущений - прыгнул с обрыва в речку или сходил на охоту на кабана, вот и весь аттракцион. А зачем ассортимент продуктов? Жрец говорил, что верить надо только своим рукам, своим чувствам, а кто его знает, что там за продукты привезут и как их выращивали? Есть огород, там такой ассортимент, что лучше не бывает. А театр? Вся жизнь – сплошной театр, особенно когда люди живут большими семьями, где и невестка, и свекровь, и зять и теща находятся под одной крышей. То есть, на этом примере видно, что когда человек делает только то, что понимает и что прочувствовал на своем опыте, то ему не так-то просто что-то навязать и заставить его потратить свои сбережения на непонятную идею.

1.1 Модель поведения жителей деревни с парадигмой «жреца» и «купца»

Уже в тот момент люди осознали, что у разных людей могут быть разные парадигмы, то есть разные базовые представления о правильной модели собственного поведения. Есть люди с парадигмой «купца», а есть «жреца». В сути своей это одно и то же, просто у «купца» и у «жреца» разные горизонты планирования. Паридигма «купца» описывается фразой: «Как достичь цели с минимальными затратами», а «жреца»: «Как не нарушить основные истины, даже если это потребует сиюминутного увеличения затрат».

Как человек с парадигмой «жреца» относится к образованию? Он относится к нему как к механизму принятия своим ребенком основных истин, данных жрецом, которые позволят ему правильно и эффективно строить свою дальнейшую жизнь. Поэтому он говорит: «Потом вы расскажете про литературу, историю, физику и т.д. Если объясните, зачем это надо, так уж и быть – учите. Но вы сначала мне расскажите, что вы сделаете для того, чтобы для моего ребенка истины жреца стали естественными». И для этого в школах проводились различного рода занятия, которые подводили детей к осознанию того, что в одиночку выполнить ни одну сложную задачу невозможно, поэтому надо жить во взаимопомощи. Но если человек с парадигмой «жреца» видел, что школа по каким-то причинам эту задачку выполнить не могла, то для него было легче забрать своего ребенка оттуда и растить его самому, показывая своим поведением ему правильный пример. То есть человек, который осознает истину, что не надо полагаться ни в чем на чужое мнение, а надо жить в реальности и все пропускать через свой чувственный опыт, уже совсем по-другому относится к образованию.

А теперь посмотрим, как такой человек относится к власти. Власть в нашей мифической деревне выражается в лице какого-то правителя, не важно, как его назвать – князь, воевода, царь и т.д. Человек с парадигмой «жреца» знает, что все люди деревни находятся во взаимозависимости, поэтому его не заманишь всякими иллюзиями вроде демократии, свободы слова и т.д. Первое, на что он будет смотреть – насколько правитель близок к реальной жизни, то есть насколько для него значимо, чтобы истины, данные жрецом, не искажались. Для него важно, чтобы правитель служил истинам жреца, зная, что следование этим истинам автоматически приводит к эффективности социума и его материальному благополучию, так как это вещи комплементарные в долгосрочном плане. Самое главное для человека с парадигмой «жреца», чтобы правитель обеспечивал ресурсность населения. И чтобы он отвечал головой за соблюдение правил. Если по каким-то причинам правитель сам начнет не соблюдать правила жреца, то первым на кол должен сесть он сам. Только в этом случае к этому правителю такой человек будет прислушиваться, особенно если истины жреца правитель к тому же понимает и отражает на практике лучше всех.

И, допустим, пришел в эту деревню правитель и говорит: «Да здравствует демократия. Давайте выбирать правителя». Как будут принимать решение жители деревни? Они будут исходить из своего собственного понимания структуры общества. Если они видят, что таких здравомыслящих, как они, в деревне большинство, то они говорит: «Хорошо, давайте голосовать». А если видят, что уже очень много накопилось людей с парадигмой картой «купца», то голосовать они не согласятся, потому что знают, что «купцы» ради сиюминутных интересов продадут всю их деревню, если победят на выборах. А если никакой демократии никто не предлагал, тогда как они будут выбирать правителя? Соберутся, подумают и скажут: «У старого князя сын нормальный, разумный, пусть будет правителем». И они проголосуют за наследуемую власть. Но важно, что они не за сам механизм наследования голосуют, а за того конкретного человека, который соответствует вышеперечисленным принципам хорошего правителя. А какой механизм прихода к власти при этом будет реализован не так важно.

1.2 Комплементарность социальных отношений, основанных на принципах здравомыслия, и экономической эффективности

Любая идея человека может иметь разные последствия с точки зрения обеспечения экономической эффективности работы той или иной социальной структуры: она может увеличивать эффективность, уменьшать или не влиять на нее. Например, есть социальная структура – компания. Допустим, ее руководители решили, что дети – это будущее и надо потратить деньги на обучение детей по всей стране. Идея благородная, красивая, но к чему она приведет компанию? В лучшем случае к снижению показателей развития, а то и вообще к банкротству, потому что для развития детей всей страны надо выделять не такие уж маленькие деньги, а в условиях жесткой конкурентной борьбы позволить себе неокупаемые инвестиции могут далеко не все. То есть эта идея не то, что не комплементарна экономической эффективности компании, а она наоборот – снижает эту эффективность, противоречит возможности ее достижения.

А теперь рассмотрим другую идею – потратить деньги на обучение детей работников компании, которые вкладывают все силы в развитие компании. Вроде бы между этими двумя идеями не такая большая разница. Но вторая идея приведет к тому, что работники, чьи дети будут находиться под защитой компании, будут эффективнее работать, будут более лояльны, благодарны компании и т.д. А если к тому же и уровень обучения детей будет высоким, то есть вероятность, что они в будущем будут хорошими работниками для компании. То есть, несмотря на свою затратность, эта идея абсолютно выгодна в долгосрочной перспективе, она комплементарна экономической эффективности.

Теперь вернемся к нашей мифической деревне. Сама жизнь в деревне в условиях недостатка ресурсности была построена так, что каждый житель был вынужден изучать и понимать других. Это был не праздный интерес, а абсолютная целесообразность для выживания в жестких условиях. Без помощи соседа не сделаешь ни одну сложную работу - ни крышу не накроешь, ни подвал не выроешь, ни колодец. Поэтому люди понимали, что можно, конечно, полениться и отказать соседу в просьбе о помощи, но потом не надо обижаться, когда на твои похороны не придет ни одного человека или тебе придется жить с текущей крышей. То есть сами социальные отношения жителей деревни были комплементарны тем идеям, которые им говорил жрец. Он говорил: «Ничего не принимайте на веру, не живите в иллюзиях», а в деревне это и невозможно – сама жизнь устроена так, что ты волей-неволей должен непрерывно общаться и понимать соседей, иначе сам не выживешь. Смыслы, произносимые жрецом, абсолютно соответствовали жизненному опыту жителей деревни, они были естественны, комплементарны эффективности деятельности. Именно дефицит ресурсности в обществе выполнял функцию механизма принуждения людей к такому поведению, которое соответствовало правилам жреца. И поэтому жрецу не надо было никого зомбировать, заставлять кровью расписываться, что все будут беспрекословно считаться с его правилами. Люди сами видели подтверждение их истинности в своей повседневной жизни, и поэтому не пытались их нарушать.

А представим такую ситуацию. Пришел правитель из соседней деревни и предложил объединить их деревни в одну. Вроде как проект очень выгодный в материальном плане – не надо содержать две школы, две больницы и т.д. Сделал все общее, и затрат станет меньше. Да и армия в два раза возрастет. Но проголосуют ли жители этой деревни за такой объединение? Нет, несмотря на весь экономический эффект. Потому что люди понимают, что с увеличением численности их деревни в два раза они потеряют возможность чувственного восприятия каждого жителя, а это прямое нарушение правила жреца «не жить в иллюзиях». Ресурсность человека не безгранична, он не сможет целый день ходить и со всеми знакомиться, чтобы каждого понять и знать, кому можно доверять, а кому нет. Есть какой-то разумный предел памяти и эмоциональных сил человека, которому соответствует какое-то количество людей, чувственное восприятие которых он способен удерживать, а все, что больше – это уже иллюзии. А любые иллюзии разрушительны и не выгодны в долгосрочном плане, и жители деревни это знают.

Вопрос 2. Механизм ценообразования в социуме, в основе которого лежит принцип здравомыслия

Бывало, что кузнецы, как наиболее творчески настроенная часть социума, создавали какие-то инновационные товары, направленные на удовлетворение иррациональных потребностей человека, и предлагали их жильцам. Например, бусы, которые блестели на солнце так, что видно издалека, или топоры с красивыми гравировками. Но кому нужны эти излишества, когда ты целый день пашешь в поле и пытаешься обеспечить себе и своим детям пропитание? Нет ни у кого из жителей деревни лишних ресурсов. В условиях жесткой реализации закона возмездия невольно становишься очень здравомыслящим. Поэтому в подавляющем большинстве случаев такие предложения кузнецов оставались непонятыми, а то и вызывали раздражение. В общем, не так-то просто в этом обществе продвигались идеи, которые не несли под собой какого-то рационального основания.

Но, допустим, один из кузнецов понял, в чем дело, и начал придумывать, как удовлетворить рациональные потребности жителей деревни, раз блестящие бусы никто покупать не хочет. И предложил свою наработку нового устройства – стиральной машины. Стиральная машина – вещь очень нужная для любого жителя деревни. Любой родитель не пожалеет денег, чтобы купить своей дочке машинку, да и муж всегда купит, чтобы облегчить жизнь жены. А второй кузнец придумал швейную машину – тоже очень важная вещь в хозяйстве, которая позволяет шить красивые вещи. Третий кузнец придумал молотилку для зерна, четвертый – косилку, пятый – телегу с рессорами для быстрой езды. И в общем то все. Не так много оказалось на самом деле техники, которая бы была абсолютно необходима и на которую стоило потратить деньги. Даже холодильник, который кажется сейчас незаменимой вещью, был не нужен людям той деревни. Зачем хранить пищу? Семья большая, кастрюли борща хватает на один раз. Зарезали курицу, приготовили и опять же за один раз всей семьей съели. К тому же все соседи обязательно делились друг с другом. Кто-то поросенка зарезал, кто-то корову, кто-то молока надоил столько, что одним не выпить и т.д., поэтому свежие продукты были в каждой семье и не нужны были никакие холодильники. То есть техники, которая была бы на самом деле необходима человеку, оказалось реально не так много. Но при всем при этом кузнецам все-таки удалось придумать идеи создания нескольких таких приборов.

Однако и стиральная, и швейная машинка и все три другие устройства – это уже не блестящие бусы, а сложные в техническом плане приборы, которые одному кузнецу уже сделать не по силам. Тогда возникает задача разделения труда – один кузнец со своими подмастерьями должен делать одно изделие, другой – другое изделие и т.д. (например, первый делает стиральную машинку, второй – швейную, третий – молотилку и т.д.). При этом кузнец в нашей мистической деревне выступает в качестве руководителя проекта, а подмастерья изготавливают для него комплектующие. Но в каждом устройстве деталей очень много, соответственно, и количество подмастерьев, работающих над их изготовлением, тоже должно возрасти. А если возрастает количество человек, то им нужно выделить новое место для работы, то есть потребуются новые площади земли. И, кроме того, новым работникам надо обеспечить соответствующие условия – кормить, поить, лечить, защищать и т.д. Все это дополнительные затраты, а, значит, надо изменить баланс соотношения растениеводов, животноводов, кузнецов и остальных участников этого социума между собой. Тогда жители начинают думать, как быть в этой ситуации. Потребность в приборах у жильцов есть, все заинтересованы в том, чтобы кузнецы их создали. И тут может возникнуть два мнения о дальнейших действиях. Один из жителей деревни говорит: «Нам жрец завещал доверять только тому, что мы сами понимаем и не допускать иллюзий ни в одной из областей. Поэтому мы и выжили. Если мы упустим процесс создания этой техники из-под контроля, нас гарантированно обманут. Поэтому давайте не пускать все на самотек, а возьмем, разберемся в сути приборов, и будем управлять и процессом сборки и ценообразования и т.д.». Каждый из крестьян понимает, что этот человек прав, да и жрец то же самое завещал, но в то же время все осознают, что создание такой техники – это процесс безумно сложный. А когда тогда выполнять основную работу – пахать, косить, строить дома? Некогда. Поэтому возникла вторая точка зрения, которая заключалась в том, что разобраться во всем досконально не получится, поэтому надо передать разработку техники и право на определение ее цены тем людям, которые лучше это дело понимают.

Таким образом, столкнувшись с такой задачей, крестьяне поняли ограниченность своих ресурсов. Они увидели, что по мере усложнения видов деятельности возникает большая проблема – один человек, какой бы он не был умный, уже не может сформировать свое мнение о качестве товаров или об их справедливой цене. Тогда возникает необходимость создания механизма принуждения кузнецов производить качественные товары. Это принуждение можно осуществить двумя путями:

за счет применения знаний о материальном мире;

за счет применения знаний в области социального конструирования.

Допустим, нужно создать механизм, принуждающий кузнеца делать острые тяпки. Принуждение за счет применения технических знаний – это, например, взять, придумать какой-нибудь анализатор, который точно меряет степень остроты тяпки и качества металла, и осуществлять с помощью него непрерывный контроль качества изделий. А можно применить и другой способ - социальное принуждение. Например, создать правило, согласно которого если кузнец сделал бракованное изделие, то тот, кто его купил, может об этом написать или публично рассказать. То есть в данном случае осуществляется принуждение кузнеца за счет страха перед публичным позором.

На каждом этапе развития человечества соотношение методов решения стоящих задач (за счет материального и социального принуждения) было различным. Но разумные, здравомыслящие люди, рассматривая алгоритмы достижения цели, всегда следовали одному и тому же правилу – что, каким бы методом принуждения ты ни пользовался, никогда нельзя полагаться на иллюзию. Если это социальные отношения, то они должны быть прочувствованы и подтверждаться предыдущим опытом, если материальное принуждение - то же самое.

Какими методами можно принудить кузнецов качественно работать, да и при этом еще и заставить справедливо оценить свой труд? (то есть сделать так, чтобы кузнецы не завышали цену, пользуясь тем, что товар инновационный и никто из жителей не знает реальные трудозатраты на его изготовление). И вот, что они придумали. Первое - необходимо создать механизм перекрестного владения новыми направлениями инновационного производства. Каждый из кузнецов должен владеть 20 % власти, собственности и получать 20 % дохода от производства каждого из пяти видов изделий - молотилок, швейных машин и т.д. И землю кузнецам можно предоставлять только в том случае, если система взаимоотношений внутри всей этой перекрестной собственности будет задаваться «солью земли», то есть разумными крестьянами. И второе, что решили крестьяне – это обеспечить наличие единого информационного пространства между всеми участниками. Создав общество открытой информации, крестьяне могут гарантировать кузнецам, что те всегда будут знать, сколько у крестьян денег. А для чего это нужно кузнецам? Только так они смогут планировать свое производство. Крестьяне им предоставляют достоверную информацию, сколько они могут потратить денег на швейные машинки, молотилки и все остальные производимые кузнецами товары. Тогда кузнецам уже нет необходимости думать, сколько сделать товара и подпрыгивать по ночам – то ли недостаточно сделал, то ли вложил свои силы в то, что никто и покупать не собирался. Теперь кузнец может спокойно планировать свою деятельность. А крестьяне в свою очередь могут видеть структуру затрат кузнеца и понимать формулу цены его товара, тем самым внеся абсолютную определенность и прогнозируемость во взаимоотношения с ним.

Какой важный вывод из сказанного можно сделать? Люди, составляющие «соль земли», отказались владеть и управлять работой кузнецов, потому что поняли, что их ресурсы не безграничны, и они не могут заткнуть собой все дырки. Вникнув на всю глубину в вытачивание той или иной детали стиральной машины, они бы просто-напросто обрекли всех жителей деревни голодать, потому что сельским хозяйством уже было бы заниматься просто некогда. Вместо владения и принуждения к правильности они выбрали другую дорогу – выполнение функции координации деятельности кузнецов, и формирование у них мировоззренческой позиции «соли земли». Другими словами, они начали следовать заповедям жреца и множить «соль земли». Когда эта система взаимной открытости межу «солью земли» и кузнецами была выстроена, то все убедились в том, что она к тому же еще и взаимовыгода, то есть идея открытости сторон оказалась комплементарна экономической эффективности.

На первых порах работы системы взаимной открытости она еще не была достаточно отстроена, и поэтому иногда возникали напряженные моменты, связанные с тем, что кузнецы и рады бы поделиться информацией, но часто и сами не знают, как лучше всего сделать ту же стиральную машинку, как выточить ту или иную запчасть. Бывало, что если деталь очень сложная, то над ней приходилось мучиться гораздо усерднее и дольше, соответственно, затраты возрастали. Получалась ситуация, когда затраты кузнецов из месяца в месяц скакали то в одну, то в другую сторону. Но кузнецы же теперь тоже приняли идеи рациональности и здравомыслия, которые присущи «соли земли», и поэтому им все верили, зная, что они не будут обманывать. Но, допустим, воспользовавшись ситуацией, когда затраты скачут непрогнозируемо, один из кузнецов один раз проявил слабость и сознательно поднял цену, представив это окружающим таким образом, как будто это очередной скачок, обусловленный сложностью работы. Рассмотрим, к чему привел его поступок.

В перекрестном владении действует механизм перераспределения прибыли, согласно которого каждый владелец получает определенный процент от прибыли, полученной в результате работы своего направления. Допустим, первый кузнец получал 20 % прибыли своей кузни, производящей стиральные машинки, а еще по 20 % от производства молотилок, швейных машин, телег с рессорами и косилок. Неоправданно подняв цену на свои изделия, кузнец получил свои 20 % прибыли от производства стиральной машинки, что в абсолютном выражении составляет большую сумму денег, чем он получал раньше или получил бы в том случае, если бы установил справедливую цену. И другие кузнецы тоже получили 20 % прибыли от производства стиральных машин, то есть их доход в этом направлении увеличился. Но что стало с его доходом от участия во владении другими направлениями? Этот доход уменьшился на ту же величину, на которую кузнец вроде как всех «обхитрил». Денег в обществе не бесконечное количество – есть строго определенный и ограниченный резерв запасов, который жители могут потратить на покупки. И других источников свободных денег просто нет. И если стиральные машины подорожали, то, соответственно, жители деревни смогут купить меньше молотилок, телег с рессорами, косилок и швейных машин. То есть в результате того, что кузнец искусственно увеличил цену своего изделия, он способствовал перераспределению прибыли между разными направлениями деятельности всех пяти кузнецов. Но так как этот же кузнец владеет долей и в производстве косилок, и в производстве молотилок и всех остальных изделий, то его личная прибыль от работы этих направлений, соответственно, тоже уменьшилась. В результате мы видим картину – кузнец исхитрялся, ночами не спал, брал на себя риски, идя против установленных правил, когда увеличивал цену, а при этом его личный доход остался неизменным – дополнительная прибыль, полученная от работы кузни, компенсировалась недостатком прибыли в других направлениях, где он тоже является собственником.

Таким образом, существуют модели отношений, в которых в принципе не нужно государственное вмешательство. Где не надо непрерывно принуждать и угрожать, чтобы исключить манипулирование ценами со стороны участников социально-экономических отношений. Понимая свою собственную целесообразность, участники сами не будут завышать цены.

Какое отношение рассмотренная ситуация в мифической деревне имеет к сегодняшнему дню? Та экономическая модель, которая реализуется транснациональными компаниями, заключается в том, что эти компании выпускают очень широкую линейку разных видов товаров. Они, так же как тот кузнец, имеют долю в самых разнопрофильных бизнесах. И поэтому, держа в своих руках эти рынки, они понимают, что нет смысла поднимать цену на какой-то один конкретный вид товара, потому что в этом случае они получат меньшее потребление и, как следствие, меньше прибыли в другом направлении. Поднимут цены, например, на конфеты, и люди смогут купить меньше шампуня и т.д. Владельцы транснациональных компаний понимают, что их благосостояние определяется только размером располагаемых доходов населения, то есть количеством денег, которое люди готовы потратить. А куда конкретно они эти деньги будут тратить не так важно, потому что все основные направления все равно принадлежат транснационалам.

Теперь вернемся к нашей деревне и рассмотрим другую ситуацию. Допустим, для производства стиральной машины нужна какая-то особая деталь, которую местный кузнец сделать не может (например, у него нет для этого специального материала). Тогда возникает задача купить эту деталь в соседнем селе. Механизм ценообразования в нашей мифической деревне мы рассмотрели. В его основе лежит принцип публичности информации о структуре затрат кузнеца на производство изделия, и соответствующей открытости крестьян об уровне своих располагаемых доходов. Для любого здравомыслящего человека очень важно уметь управлять ценой своего товара, планировать ее. Внутри своей деревни определение цены товара не вызывает проблем - все жители договариваются о цене на основе представлений о количестве сил и времени, вложенных в результат труда. Все знают, сколько надо потратить на выращивание одной свиньи, одной курицы, одного центнера пшеницы и т.д. Если, допустим, кузнец сделал машинку за месяц, то он должен получить столько же, сколько получил животновод за месяц работы, но только при условии одинаковой старательности и инновационности труда обоих. В такой системе торг в принципе невозможен. И прибыль определяется исходя из сравнения эффективности работы двух субъектов.

А в соседней деревне уже действуют совсем другие механизмы ценообразования. Кузнец приезжает в соседнее село, примерно представляя, сколько эта деталь должна стоить исходя из вложенного в нее труда, а там ему говорят: «Давай торговаться». Какая-нибудь деталь от швейной машинки сегодня на рынке стоит 5 рублей, а завтра ее захотят продать за 50. Соответственно, и цена всей швейной машинки возрастет. Никакому разумному человеку это не понравится, потому что он понимает, что определение цены исходя из механизма соотношения спроса и предложения - это переход в неуправляемые отношения, а это всегда плохо заканчивается. Получается, каждый раз чтобы изготовить машинку кузнец должен ехать в соседнюю деревню и торговаться. И, мало того, что цены там не привязаны к реальным трудозатратам и непрерывно скачут, так еще и вполне может случиться ситуация, когда тебя могут просто обмануть – взять деньги и не отдать деталь. И из-за отсутствия одной детали все труды кузнеца напрасны – машинка не будет работать.

Что скажет на это кузнец из нашей деревни? Он знает первое правило жреца «Если хочешь, чтобы с тобой считались, ты должен быть сильным». А как быть сильным? Кузнец понимает, что надо не просто предъявлять претензии и обвинять в бессовестности, а уметь принудить контрагента к исполнению контракта, то есть создать механизм обеспечения своих прав. Например, кузнец может сказать продавцу деталей: «Пока детали нет, твои дети пусть поживут у нас в деревне. Как получим деталь, вернем детей». Кузнец, так же как и любой человек, принявший правила жреца, никогда не будет слушать разговоры о чести и достоинстве продавца и верить ему на слово. Он лучше откажется вообще от производства этой машинки, чем будет ставить себя в положение, когда у него нет ресурсов для обеспечения исполнения перед ним обязательств. Тогда это уже будет не бизнес, а игра в рулетку. Таким образом, наш кузнец согласится на контракт с кузнецом из соседней деревни на поставку этой детали для стиральной машинки только в том случае, если он сможет создать механизм принуждения к исполнению обязательств перед ним.

Как нашему кузнецу сделать так, чтобы кузнец из соседней деревни не завышал цену на свою деталь? Только за счет создания открытого информационного поля в их взаимоотношениях, основанного на установлении прайс-формулы, то есть четкого, открытого описания механизма ценообразования товара перед заключением контракта на его покупку. Только так можно избежать неопределенности и непрерывных скачков цен. Но как заставить соседнего кузнеца раскрыть структуру своих затрат? Это в своей деревне действует принцип открытости цен, но на соседнюю то деревню он не распространяется. Поэтому приходится использовать механизмы принуждения. Одним из таких механизмов является формирование собственной эксклюзивности, как покупателя. Например, в силу того что наш кузнец один-единственный в округе решил производить стиральные машинки, то такие детали нужны только ему. Соответственно, кузнец из соседней деревни больше их просто никому не продаст, так как они никому не нужны. Если кузнец из соседней деревни не захочет раскрывать структуру затрат, то наш кузнец просто откажется от своей идеи производить машинки и все.

Что делают иностранные транснациональные компании под руководством «черной соли»? Они работают исключительно по прайс-формулам. Они не считают нужным тратить свои силы на конкурентную борьбу, это не рационально. Они абсолютно публично и открыто обсуждают все параметры механизма ценообразования, обеспечивая тем самым абсолютную управляемость процессом. С целью исключения возможности контрагента манипулировать ценами, например, на сырье, они даже могут поставлять ему это сырье. Эти люди думают совершенно по-другому, чем мы привыкли. Они мыслят в категориях располагаемых доходов населения. Зная эти доходы, они всегда точно знают объем рынка, и, соответственно, рассчитывают объем своего производства, обеспечивая отсутствие всяких дисбалансов в системе социально-экономических отношений. И, самое интересное, такие отношения выгодны каждому из участников. Они освобождены от всей суеты конкурентной экономики – ни шантажа, ни нервотрепки, а абсолютно прогнозируемая и управляемая система отношений.

Этим мышление транснациональных компаний принципиально отличается от любой российской компании. Для руководителей российского бизнеса основная цель – это найти способ задрать цену, чтобы заработать побольше денег в своем виде деятельности, не задумываясь вообще о том, откуда население должно взять деньги на покупку их товаров. Но в силу того, что на рынке всегда жесткая конкуренция, и конкуренты не дают повышать цены, поэтому приходится их снижать, чтобы хоть что-то продать. Вот и весь механизм ценообразования, основанный на балансе спроса и предложения.

А транснациональные компании вообще не считают нужным тратить свои силы на конкурентную борьбу, они понимают, что их прибыль ограничена уровнем располагаемых доходов населения, соответственно, надо искать пути их увеличения, и лучше это делать совместно, то есть жить в одном информационном поле. Одним из способов увеличения располагаемых доходов населения является потребительское кредитование, но кредит – это все равно лишь временная мера увеличения спроса, его ж все равно придется возвращать.

Эти алгоритмы управления, естественно, работают только в государствах, в которых доминируют транснациональные компании. А во внешнюю среду (другим государствам) транслируются и навязываются совсем другие идеи – конкуренция, формирующая всеобщую задерганность, общество равных возможностей, соотношение спроса и предложения как механизм ценообразования и т.д. И пока российский бизнес, и руководители государства не поймут все алгоритмы работы транснациональных компаний, то российский бизнес в принципе не может быть конкурентоспособным по отношению к ним.

2.1 Механизмы ценообразования и инфляция

Инфляция – процесс обесценивания бумажных денег, падения их покупательной способности вследствие чрезмерного выпуска денег (эмиссии) или сокращения товарной массы в обращении. Инфляция сопровождается ростом цен и повышением стоимости жизни. Если бы мы смогли создать такие бизнес структуры, которые бы оперировали категорией располагаемых доходов населения, то никакой инфляции бы не было, потому что ни у одного из участников рынка не было бы иллюзий, что можно сиюминутно привлечь к своему сегменту прибыль, не потеряв в других. И тогда не было бы мотива завышать цены, соответственно, не было бы причин для инфляции.

В любой стране мира, как только Центробанк осуществит эмиссию, так цены сразу начинают расти как на дрожжах. А в США и ЕС ничего подобного не происходит несмотря на то, что именно они эмитируют триллионы долларов ежегодно (таблица 1).

Таблица 1 – Сравнительная характеристика уровня инфляции США и РФ

Год

Уровень инфляции в США

Уровень инфляции в РФ

2019

2,28

3,0

2018

2,4

4,3

2017

2,17

2,5

2016

2,07

5,4

2015

0,7

12,9

2014

0,7

11,36

2013

1,5

6,45

2012

1,7

6,58

2011

2,9

6,1

2010

1,5

8,78

2009

2,7

8,80

2008

0,09

13,28

2007

4,1

11,87

2006

2,5

9,00

2005

3,4

10,91

2004

3,3

11,74

2003

1,9

11,99

2002

2,4

15,06

2001

1,6

18,8

За один прием Европейский центральный банк печатает триллион евро. Что такое триллион евро? России надо 10 лет экспортировать нефть, чтобы получить триллион евро, который они напечатали за один день.Доллар на сегодняшний момент обеспечен золотовалютными резервами США лишь на 4 %. То есть это чистой воды бумажки, не имеющие под собой практически никакой реальной ценности. И этих «бумажек» США эмитирует триллионы долларов (в рамках первой программы количественного смягчения 2008-2010 гг было выпущено 1,7 трлн. долл., в рамках второй программы 2011 года – 600 млрд. долл.). Если описывать экономику в рамках тех стандартных моделей соотношения спроса и предложения, которые вкладывают в голову современным выпускникам вузов, то такой вброс денежной массы должен спровоцировать громадную инфляцию. Но, как мы видим из таблицы, никакой инфляции нет. Все потому, что собственники транснациональных компаний США, которые принимают решения о ценообразовании, думают по-другому, чем написано в учебниках. Они оперируют категориями располагаемых доходов населения, они изучают потребности людей и удовлетворяют их, а со своими поставщиками работают по прайс-формулам. И стоит перейти к такой логике мышления, как понятие инфляции исчезает в принципе. (Это так называемая монетаристская инфляция. Есть еще и другие источники инфляции, которые будут рассмотрены в дальнейшем).

Главные участники современной экономической системы США не заинтересованы в том, чтобы инфляция росла. Потому что только если инфляции не будет, у них будет возможность вкачивать в экономику практически неограниченное количество эмитированных долларов и при этом сохранять стабильность цен. То есть практически из воздуха строить дороги, ракетоносцы, обеспечивать развитие науки, содержать армию и т.д.

Вопрос 3. «Черная» и «белая соль». Причины поражения «белой соли»

Соль земли бывает на самом деле двух цветов – «черная» и «белая». И разница между ними заключается всего лишь в отношении к третьей заповеди жреца: «Соль земли надо множить». «Белую соль» общества составляют те люди, которые принимают в душу эту заповедь и исполняют ее. Они убедились на своем собственном опыте, что все заповеди жреца абсолютно истинны и позволяют быть эффективными и строить эффективные социальные отношения, поэтому им не жалко рассказать об этом и в других деревнях. Им нечего прятать.

Но есть другая часть людей, которые тоже убедились в истинности слов жреца, но при этом они не захотели делиться своими знаниями с другими людьми (а ведь знания, комплементарные экономической эффективности, то есть позволяющие быть эффективным – это такая же ресурсность, как и деньги). Они решили не раздавать эту ресурсность, обеспечивающую им конкурентоспособность, а сохранить ее для себя и узкого круга родных и близких по духу людей. И чтобы эти знания не пропали, люди, составляющие «черную соль» соль общества до сих пор тщательно, из поколения в поколение передают их своим детям, обеспечивая преемственность семей.

«Черная соль» - это те люди, которые очень позитивно относятся к самому факту того, что есть они, обладающие эксклюзивными знаниями и ресурсностью, а есть все остальные, за счет которых можно существовать (ведь у всех остальных нет тех знаний, и они по определению неконкурентоспособны). Для «черной соли» все остальные люди – это просто трава на пастбище, которая даже не знает, что она трава и корм для «черной соли». Идеология «чёрной соли» – это и есть идеология иудаизма, которая предполагает не просто ощущение превосходства и пренебрежение всеми остальными народами, но и имеет в рамках своего мировоззрения внутреннюю предустановку к их уничтожению. А для «белой соли» все наоборот. Сам факт существования этого пастбища «черной соли» для них – это большая опасность и боль за то, что они не выполняют третью заповедь жреца.

Как люди, составляющие «белую», так и «черную» соль, имеют одинаковое отношение к любому кризису. Они понимают, что выход из кризиса построен на воле, на умении себя преодолевать, и в их рядах нет иллюзий, что можно комфортно и безмятежно прожить жизнь. Поэтому представители и «черной» и «белой» соли считают абсолютно правильным готовить людей к пониманию сущности кризисов и механизмов их преодоления с самого детства. Разница только в том, что «белая соль» передает свои знания (которые и есть главный источник ее ресурсности) представителям всей социальной структуры, а «черная соль» - только членам своих родов. То есть для «белой соли» важно, чтобы развивались и приобретали дополнительную ресурсность все люди, независимо от того, какой у них в данный момент социальный статус. И поэтому даже если наследник какого-то правителя не захочет идти по пятам отца, то это не разрушает всю структуру и не будет являться никакой трагедией. Его место займет другой человек, который будет следовать всем правилам, данным жрецом, и будет передавать свои знания всем членам этого социума, в том числе и внукам прошлого правителя. Поэтому внуки правителя тоже смогут при желании стать правителями несмотря на то, что их отец не захотел. То есть преемственность в рядах «белой соли» происходит не по семейной линии, а во всем социуме – среди тех людей, которые принимают и соблюдают правила жреца.

Если возвращаться к нашей деревне, то на протяжении многих лет ее существования, когда ее жители соблюдали принципы разумности и здравомыслия во взаимоотношениях, «черная соль» не могла взять над ними власть. Иудаизм не мог навязать людям иллюзорное представление о действительности, потому что сама жизнь принуждала людей к реальному восприятию социума. В иллюзиях выжить было просто невозможно. Малейшие попытки оторвать людей от тех двух истин, данных жрецом, приводили к тому, что человек уничтожался под действием закона возмездия за ошибки. Попробуй в деревне, где все работают на пределе возможностей для собственного выживания, предположи, что главное комфорт – останешься без еды и умрешь голодной смертью. Вот и результат всех иллюзий. Поэтому трезвомыслие было абсолютным.

Победа иудаизма стала возможна тогда, когда человечество перешло к использованию не возобновляемых источников энергии, и у него появилась лишняя ресурсность, которая в свою очередь привела к резкому ослаблению закона возмездия за ошибки. Теперь уже стало не так страшно иногда и пожить в приятных иллюзиях – социально-ориентированное государство хоть небольшое пособие по безработице, но выплатит, и с голода все равно не умрешь. Соблазн, что можно не вникать в суть всех процессов и довериться другим людям, привел к тому, что здравомыслящих людей, твердо стоящих на ногах и не доверяющих иллюзиям, то есть «белой соли» в обществе стало намного меньше.

Далее возникло явление урбанизации, то есть роста больших городов, уничтожения деревень. Что мы получили в результате? Что люди не знают собственных соседей, а что уж говорить об остальных жителях города, особенно если в нем живет, например, миллион человек. Да даже если это не миллион, а тысяча жителей – все равно уже, хочешь, не хочешь, а приходится жить в иллюзиях по поводу того, что за люди тебя окружают.

Как только повысилась технологическая ресурсность человечества, стала не так контрастно проявляться комплементарность идей, заложенных жрецом, и эффективности социально-экономических отношений. Потому что теперь даже если ты следуешь всем правилам жреца, и ты эффективен, то рядом с тобой может быть сын нефтяного олигарха, который ничего не делает и живет куда лучше и куда приятней, чем ты.

Таким образом, к сожалению, в силу многих факторов, в том числе и урбанизации, и слабости людей, в настоящее время «белой соли» уже не осталось.

Вопрос 4. Мировоззренческие парадигмы «черной соли» земли

4.1. Система воспроизводства потомства в семьях «черной соли»

В мироздании заложен закон соответствия уровня богатства человека и уровня его личностных и профессиональных компетенций. История не знает прецедентов удержания богатства слабыми. Но если существуют семьи, которые не просто обладают огромными богатствами, но еще и увеличивают их на протяжении нескольких столетий, в то время, как весь мир переживает смену общественное-экономических формаций, то это говорит о том, что представители этих семей обладают особыми компетенциями,обеспечивающими воспроизводство потомства с высоким уровнем личности.Потому что в противном случае они давно бы растеряли свое богатство. Уровень личности – это комплекс психических свойств, в том числе волевых качеств, который выражается через внутреннюю философию этих людей, готовность работать, способность переживать кризисы и т.д.

Воспроизводство потомства с высоким уровнем личности является ключевым вопросом для этих семейств, так как именно от личностных и профессиональных компетенций потомков зависит выживание всего рода. Это для «белой соли» можно в любой момент заменить неблагополучного наследника на другого человека с высоким уровнем личности, а для «черной соли» это невозможно, так как знания, обеспечивающие ее ресурсность, передаются только в пределах рода.

Основная сложность подготовки потомков с высоким уровнем личности кроется в том, что наличие у семейств «черной соли» огромных богатств приводит к отсутствию у их потомства естественных мотивов к проявлению активности. Естественным мотивом к проявлению любым человеком активности, к развитию является неудовлетворение каких-либо потребностей, но дети семейств «черной соли» лишены этого мотива – уровень накопленных богатств таков, что позволяет им с самого рождения и до старости иметь самые высокие социальные стандарты жизни и, тем самым, обеспечивать удовлетворение не только базовых, но и всех своих эмоциональных потребностей (ведь сегодня практически все можно купить за деньги). Как показывает история, при отсутствии особых концепций подготовки сильного потомства, наследуемые деньги чаще всего не только лишают детей естественных мотивов к развитию, но и достаточно сильно развращают их. Исходя из этого, если существуют семьи,которые способны сохранять и преумножать свое богатство на протяжении сотен лет, передавая его из поколения в поколение и при этом не развращая детей, то можно утверждать, что в их среде реализованы какие-то особые концепции воспроизводства эффективного потомства при наличии богатства. Эти концепции основаны на включении потомков в такие управляемые эмоционально насыщенные социальные отношения, которые формируют у них ценности, являющиеся самым сильным мотивом их активности. Например, дети аристократов должны знать иностранные языки, фехтовать, играть на фортепиано, уметь ездить верхом и т.д., но просто пойти погулять во дворе является неприемлемым для их социального статуса, и каждому ребенку это вбивается в голову с самого детства. Каждый знает, что такое поведение не подобает аристократу. То есть даже если говорить не о «черной соли», а просто о русской аристократии, то и тут четко прослеживаются механизмы формирования у детей системы ценностей относительно принадлежности к своему социальному классу, а у семейств «черной соли» это сверхвыражено.

Если говорить коротко о системе ценностей представителей семей «черной соли», то это иудаизм с присущим ему признанием собственной богоизбранности со всеми вытекающими отсюда последствиями. Именно богоизбранность и собственная исключительность лежат в основе идеологии «черной соли». В этой парадигме воспитываются потомки этих семейств, и это является главным драйвером их развития. А накопление богатства – это для них на самом деле лишь форма подтверждения своей богоизбранности, но не основная цель.

В том, что каждый представитель семей «чёрной соли» находится в окружении членов семьи, которые готовы помочь выжить, есть и свои плюсы, и свои минусы. С одной стороны, групповая деятельность всегда более безопасна, так как помощь более старших и опытных членов семьи значительно снижает риски принятия неправильных решений в периоды кризисов, что, естественно, очень облегчает жизнь и упрощает ситуацию в краткосрочной перспективе. Но, с другой стороны, эта помощь не приводит к формированию у человека навыка самостоятельного преодоления кризиса, что в долгосрочной перспективе усиливает риск его неспособности переживать другие кризисы своей жизни. Уровень сложности и требования к креативности решения от одного витка спирали развития человека к другому только возрастают, и может случиться, что людей, которые смогут помочь в принятии решения, однажды просто не окажется рядом. И тогда человек, оставшись наедине с проблемой, может ее и не решить.

Но ценность семейств «черной соли» и то, чему у них неплохо было бы и поучиться, заключается как раз в том, что несмотря на наличие влиятельной референтной группы, которая в силу своих исключительных ресурсов всегда может помочь выпутаться из любой ситуации, тем не менее в этих семьях созданы условия для того, чтобы обеспечить самостоятельное преодоление кризисов каждым ее членом. Эти люди не пытаются прожить жизнь за своих детей и защитить их от всех трудностей и негативных эмоций, потому что понимают, что тем самым они делают детей беззащитными и слабыми. Предоставляя возможность ребенку самому преодолевать кризисы и испытывать на себе тяготы жизни, такие родители тем самым по-настоящему защищают его.

Люди, представляющие собой «черную соль» современного общества, понимая и следуя первым двум заповедям жреца, воспитывают и своих детей в соответствии с ними. Это всему миру они навязывают ювенальную юстицию, согласно которой детей теперь в некоторых странах по закону нельзя обидеть и недобрым взглядом, не то, что поднять руку, иначе их сразу забирают в детдом. И что в работе главное креатив и свобода – во сколько хочешь приходить на работу, во столько и приходи, нельзя ведь лишать человека свободы. И что преподавателю совсем не обязательно читать студентам лекции, зачем же обременять их личными встречами - можно перейти на интерактивное обучение и все. И так далее, всего не перечислишь. А при всем при этом мы видим, что принцы английской королевской семьи оба служили в армии, а принц Гарри, младший сын принца Чарльза и покойной принцессы Дианы, в настоящее время принимает участие в боевых действиях против талибов в Афганистане. Конечно, наиболее вероятно, его там оберегают и контролируют, чтобы с ним ничего не случилось, но война – есть война. Если не понимать сущность «черной соли», то вообще не понятно, почему всему миру навязывается демократия, свобода выбора и желание комфорта, а наследников, членов королевской семьи отправляют на войну. Но это элемент воспитания молодежи. Только познав реальную жизнь, «пощупав» ее своими руками, сформировав чувственный опыт, можно жить без иллюзий. А из окна теплого дворца это сделать невозможно.

Существуют школы (преимущественно английские, американские), в которых детей семейств «черной соли» учат преодолевать кризисы, развивать волю, терпеть боль и становиться сильнее. И вот где нет абсолютно никакой демократии, так это там. Потому что демократия в современном мире – это иллюзия, которую «черная соль» придумала для всех остальных, чтобы иметь возможность незаметно ими управлять.

Зачем об этом говорится? На каждого человека непрерывно сыпется поток информационных поводов, формирующих то или иное общественное мнение. И было бы очень полезным уметь эти информационные поводы дифференцировать, и понимать, где надо слушать, а где побыстрее заткнуть уши, как завещал жителям деревни мудрый жрец. Когда нам говорят о правах на безработицу, о социальных пособиях, о том, что надо быть толерантными друг к другу, что тестирование лучше нормального экзамена и т.д., то надо понимать, что эти информационные поводы идут от «черной соли» и их цель – подготовить себе хорошее пастбище, которые бы даже не сопротивлялось, когда его стригут. Культура навязывания моделей, максимально комфортных, а не максимально правильных, приводит к тому, что люди потихоньку отвыкают преодолевать кризисы. Если человек не может заставить себя перетерпеть неудобство, а во всем ищет комфорт, то как он будет преодолевать кризисы в отношениях с женой, с ребенком, с родителями, на работе и т.д., которые неизбежны для любого из нас. Человек, не умеющий себя принуждать к правильности уже практически уничтожен как личность. Ему уже навязать гомосексуальные отношения не так сложно.

4.1.1 Причины возникновения дополнительных рисков в системе воспроизводства семей «черной соли»

Воспроизводство качественного потомства – один из важнейших циклов развития семейств «черной соли», в рамках которого, как и на любом цикле, накапливаются не только ресурсы и потенциал развития, но и возникают свои противоречия, несущие риски в существовании этих семей. Рассмотрим, какие именно это риски.

а) Внутренние риски

Несоответствие психических свойств потомков и имеющихся в распоряжении семьи концепций, обеспечивающих их личностное развитие

В силу передачи знаний только внутри своего рода, у семей «черной соли» нет возможности свободного выбора потомков. Если говорить по-простому, что родилось, из того и необходимо воспитать человека с высоким уровнем личности. Но психические свойства человека во многом определяются его наследственностью, поэтому психотип наследника, как результат той или иной комбинации психотипов его родителей, вполне может оказаться таким, для которого у семейств «черной соли» нет концепций обеспечения личностного развития. Например, для психастеника нужно подбирать свою концепцию подготовки и преодоления кризисов, для психопата – свою, для истероида – свою и т.д. Сложно представить, сколько в природе может возникнуть комбинаций различных психических свойств, и может случиться, что для какой-то из этих комбинаций у представителей «черной соли» не будет концепций подготовки. Это рождает дополнительные риски сохранения устойчивости существования семейств «черной соли».

Социально-экономические противоречия в части распределения наследства внутри семьи и определения места потомков в управлении семейным бизнесом

Представители семей «черной соли» понимают проблему дробления наследства. Со стороны кажется, что может быть проще – поделили наследство поровну между всеми наследниками (если их несколько) и все, но в действительности возникает множество проблем. Существует эффект масштаба бизнеса, который заключается в том, что лидерская позиция на рынке обеспечивает компании дополнительные конкурентные преимущества, в том числе и дает возможность корректировать тренды. При дроблении бизнеса эти конкурентные преимущества пропадают, и более того, образовавшиеся более мелкие компании вместо слаженной работы чаще всего начинают конкурировать друг с другом, что еще больше ослабляет позиции каждой из них. Если наследники бизнеса смогут между собой договориться, то проблем не будет, но это не так просто. Тем не менее мы видим, что эту проблему семьи «черной соли» благополучно решают. Это значит, что за время их существования они накопили достаточно концепций распределения наследства внутри своих семей, которые они успешно реализуют.

б) Внешние риски

Конкуренция, связанная с доступом к различным видам ресурсов как внутри государства, так и во всем мире

Помимо рисков, которые возникают во внутрисемейных отношениях, существуют еще риски в отношениях с внешней средой. Между представителями различных семейств «черной соли» существует непрерывный конфликт. Причина понятна – идеология богоизбранности и превосходства есть у каждого клана, а крупных кланов всего около 247. Естественно, чувство превосходства не дает ужиться, вынуждает их конкурировать между собой за определенные виды ресурсов.

4.1.2 Взаимопомощь в воспроизводстве семей «черной соли»

Для каждой из семей «черной соли» проблема воспроизводства сильного потомства является крайне актуальной, это их самое уязвимое место. В том случае, если в какой-либо из семей есть только один наследник и его психотип таков, что имеющихся у семьи концепций недостаточно для формирования высокого уровня его личности, то возникает реальная угроза прекращения существования всей семьи. В этом случае единственный выход – это дождаться внуков и бросить все силы на их воспитание. В парадигме конкурентной борьбы соседние семьи «черной соли», воспользовавшись слабостью и уязвимостью семьи, в которой нет достойных наследников, должны разрушить этот род и его бизнес. Но специфичность отношений семей «черной соли» друг с другом заключается в том, что они мало того, что не делают этого, они еще и в некоторых случаях готовы помогать воспитывать потомков других семей. Допустим, глава семьи понимает, что его наследник непутевый, а из жизни надо уходить, и внуков он уже не дождется. Тогда он может обратиться к какому-либо из кланов «черной соли» и заключить с ним соглашение, что он передает ему часть своего бизнеса, но взамен представители этого клана обязуются делать все возможное для воспитания его внуков. Почему «черная соль» идет на это? Потому что эти люди умные и понимают, что, уничтожив друг друга, они сами окажутся в уязвимом положении. У них самих могут родиться какие угодно дети - здесь нельзя выбирать, а, значит, однажды и им может понадобиться чья-то помощь. Поэтому, как бы им не хотелось уничтожить друг друга, они этого не делают. Поэтому недооценивать «черную соль» не стоит, они готовы на самом деле помогать друг другу. Таким образом, наиболее вероятно, именно проблема выживания семей «черной соли» является фактором принуждения к формированию взаимной лояльности к проблеме воспроизводства потомства.

Если обратиться к «белой соли», то у нее нет необходимости в такой специфичной форме лояльности референтной группы, так как даже если сын правителя окажется совсем непутевым, на его место может прийти другой человек из другой семьи, и устойчивость общества сохранится. Хотя на самом деле «белой соли» тоже выгодно заботиться о потомках своих правителей, но уже совершенно по другим причинам. Если правитель будет бояться, что его дети после его смерти останутся ни с чем, и люди о них не позаботятся, не будут их воспитывать, а просто выберут более легкий путь и поставят другого человека, то правитель, естественно, будет стараться при жизни «отхватить» побольше для своей семьи. В этом случае работа на общий результат существенно снизится, так как правитель будет стремиться перераспределить общественные блага таким образом, чтобы увеличить свою личную собственность и оставить ее своим детям. Но когда работа начинает сводиться к личному обогащению, это разрушает всю структуру, затормаживает темпы ее развития.

4.2. Взаимоотношения семей «черной соли» с государством

Семьи «черной соли» руководят различными социальными структурами, то есть имеют свой бизнес. Чем крупнее бизнес и чем больше накопленных в нем богатств, тем больше он зависит от государства, так как именно государство посредством своих законодательных инициатив и нормативных актов формирует условия функционирования бизнеса. Государственные правовые акты могут как способствовать развитию компании или отрасли, так и привести к банкротству, то есть создать такие условия, при которых компания или корпорация перестанет существовать.

Бизнес-структуры рассматриваемых нами семей «черной соли», как и все другие социальные структуры, подчиняются законам циклического развития, и, соответственно, периодически тоже переживают кризисы. Циклические кризисы развития бизнес-структур можно преодолевать как за счет поиска драйверов роста внутри компании, так и посредством изменения государственных законодательных актов, которые создают дополнительные драйверы развития компании или отрасли. Причем второй путь выхода из кризиса является даже менее рисковым. Если проанализировать становление и развитие корпораций, принадлежащих «черной соли», то можно увидеть, что эти семьи умеют как искать драйверы внутреннего развития, так и выстраивать отношения с государством, то есть эффективно используют оба пути преодоления кризисов.

Возможность преодоления циклических кризисов компании посредством изменения законодательных актов является существенным мотивом выстраивания отношений представителей этих семей с представителями властных структур государства. Но государство, как и любая структура, также подчиняется законам циклического развития: на смену одним правителям, партиям, социально-экономическим формациям приходят другие. Соответственно, для обеспечения стабильности бизнеса, принадлежащего «черной соли», им нужно уметь прогнозировать приход к государственной власти других людей и заранее выстраивать с ними отношения. То есть, осознавая саму сущность кризисов, представители «черной соли» часть своих ресурсов вкладывают во взаимоотношения с представителями существующей власти, а часть ресурсов – с теми, кто потенциально может прийти им на смену.В отличие от многих из нас они четко осознают, что кризисов не избежать, и поэтому они заранее выстраивают такие отношения, чтобы в случае смены власти остаться целыми и невредимыми.

Маловероятно, что смена всех общественно-экономических формаций являлась инициативой представителей этих семей. Но то, что можно утверждать однозначно – это что они управляли динамикой изменения социально-экономических трендов для того чтобы иметь возможность, с одной стороны, адаптироваться к происходящим изменениям, а с другой стороны, получить дополнительную прибыль от происходящих изменений.

Во взаимодействии с государством семьям «черной соли» выгодно работать сообща. Во-первых, потому, что в противном случае (в случае поддержки разных партий, разных политических блоков) между семьями неминуемо возникла бы конкуренция, что никому не выгодно. А во-вторых, управлять динамикой формирования общественно-экономических фармаций в одиночку крайне сложно. Отслеживание динамики социально-экономических трендов, корректирование этой динамики, затраты на содержание партий, ученых и прочая работа с государством требует очень больших эмоциональных, коммуникационных, материальных и всех иных видов ресурсов. И, естественно, ни одному семейству «черной соли» не выгодно брать на себя все эти затраты в полной мере. То есть искать объединение в управлении трендами выгодно этим семьям, это абсолютно целесообразный шаг, позволяющий и снизить риски и снизить затраты на каждую семью в достижении общих целей.

Каким образом эти семьи управляют трендами? С помощью средств массовой информации и выстроенных отношений с государственными структурами, которые могут инициировать законодательные акты, выгодные «черной соли». СМИ позволяют формировать в обществе смыслы, которые для целевой аудитории являются очень привлекательными, тем самым навязывая обществу нужные «черной соли» образцы поведения. В результате в обществе возникают определенные желания, тренды, формируется то или иное общественное мнение, под которое пишутся нормативные акты, обеспечивающие эффективность бизнес-структур «черной соли». И то, что на самом деле достойно восхищения, так это то, что мало того, что представители «черной соли» посредством СМИ создают благоприятные условия для развития собственного бизнеса, так они еще и на самой продаже этих СМИ (газет, журналов, фильмов и т.д.) зарабатывают огромные деньги. Они сумели создать системы отношений, при которых люди сами, покупая газеты, платят им за то, чтобы их одурачивали и ими манипулировали. То есть в данном случае их идеи воздействия на психику населения через СМИ вдвойне комплементарны экономической эффективности. Вот, за что им надо аплодировать.

Бенефециарами существующей модели социально-экономических отношений являются семьи «черной соли», и в какой-то части именно они являлись ее инициаторами. У них точно была возможность и время на адаптацию и придумывание креативного решения, как из этой социально-экономической модели получить прибыль. Тогда можно сказать, что эти семьи управляют политикой государства, а значит все, что происходит в государстве – это выражение интересов этих семей. Значит государство – это и есть эти самые семьи. Весь существующий набор правовых норм, определяющих социально-экономические взаимодействия как на государственном, так и на надгосударственном уровне, обеспечивает развитие бизнеса семей «черной соли». Поэтому, чтобы понять модель их мышления, можно изучить эти государственные и надгосударственные нормативные документы, и последствия их существования для различных социальных групп.

Знания в области математики, физики, географии и других наук для этих семей могут являться поводом для коммуникаций с научной и философской средой других стран. Учреждаемые премии, гранты и форумы могут являться эффективным инструментом формирования или стимулирования того или иного направления в науке, в котором члены этих семей видят потенциал и которое необходимо для развития их бизнеса.

4.3. Манипулирование социумом

На данный момент у нас нет, да и не может быть, достаточной глубины и объема исходной информации, которая позволяла бы определить, насколько эти семьи «черной соли» сами формировали новые тренды, а насколько меняли их динамику, выраженную в скорости изменения ценностей и образцов поведения людей.

То, что можно сказать однозначно, что эти тренды формируются, и они абсолютно выгодны «черной соли». Например, сейчас очень распространенным трендом является формирование у людей ценностной установки, что в обществе всегда нужно демонстрировать успех и позитивизм. Все это называется одним словом – атомизация общества, о ней написано подробнее в других лекциях. Проблема в том, что непрерывная игра в позитивизм рождает у человека чувство одиночества, что грозит возникновением психосоматических заболеваний. В результате мы и видим, что каждый американец улыбается, все у него «very nice» и «fine», а при этом 70 % населения США не представляют своей жизни без психоаналитика.

Для чего «черной соли» нужно формировать общество атомизированных людей? Мы уже говорили это. Потому, что ими легче управлять. Человеку, поглощенному самим собой, можно навязать какие угодно идеи, он пойдет на все ради удовлетворения своих эгоистических потребностей, потому что иных ограничивающих факторов (ценностей и референтной группы) у него просто не остается.

Формирование практически любой сверх выраженной потребности выгодно «черной соли». Во-первых, потому, что таким человеком легче манипулировать, так как его восприятие действительности значительно искажено. А, во-вторых, на удовлетворении иррациональных потребностей населения можно построить очень эффективный бизнес (например, сегодня в Америке 70 % населения употребляют антидепрессанты, а значит, формируют рынок потребления фармацевтической продукции).

Манипулировать здоровыми, уравновешенными людьми очень сложно, так как они любую предлагаемую им идею сопоставляют с возможностью удовлетворения своих базовых и естественно-рациональных потребностей. А если у человека есть какая-то выраженная иррациональная потребность, то для него достаточно просто подобрать смысловой конструкт, который бы удовлетворял ее, и тем самым компенсировал неудовлетворение базовых потребностей. Например, представим человека, у которого есть чувство ответственности перед семьей, но который в силу высокого уровня безработицы в государстве, не может найти работу. То есть у него есть рациональная потребность (ответственность перед семьей), которую он не может реализовать. Неудовлетворение рациональных потребностей людей не выгодно и даже опасно для правящей среды, так как оно может вылиться в протестные настроения, революции и т.д. Тогда власть может сформировать в обществе новую иррациональную потребность, которая бы компенсировала неудовлетворенные рациональные потребности. Например, она может сформировать культуру азартных игр и построить большое количество игорных заведений. И через какое-то время мы увидим, что вместо того, чтобы идти на баррикады и восставать против власти, которая не может обеспечить население рабочими местами, человек идет дергать за руку «однорукого бандита». Сюда же относится и формирование нарко- и алкогольной зависимости среди населения земного шара. Таким образом, через формирование и удовлетворение иррациональных потребностей населения можно обеспечить управляемость социумом. Да и к тому же и казино, и алкоголь, и наркотики – совсем не убыточные вещи, и их распространение является очень выгодным бизнесом (то есть опять же на этом примере мы видим, что идеи, реализуемые «черной солью» являются вдвойне комплементарными экономической эффективности).

Таким образом, для того, чтобы семьи «черной соли» выжили, все люди вокруг них должны быть более слабыми. Поэтому выживание и развитие семейств «черной соли» происходит в том числе и через непрерывное ослабление всех остальных людей. И мы попробовали описать основные механизмы реализации этой задачи.

4.4. Идентификационные признаки семей «черной соли»

Идеологические концепции, которые реализуют члены семейств «черной соли» в период воспитания своего потомства позволяют формировать ценности, являющиеся драйверами развития будущего потомства на протяжении всей его жизни. Реализуя и подчиняя себя этим ценностям, потомство приобретает особые идентификационные признаки принадлежности к семьям «черной соли».

Волевые качества

Члены семей «черной соли» принимают страдания и трудности как естественный элемент своей жизни. Каждая трудность для членов этих семей является вызовом, решив который, они начинают готовить себя к следующему. Среди этих семей не бытует мнение о том «что завтра будет лучше, чем вчера». Своих потомков они с малых лет учат преодолевать кризисы, защищая их только от тех, которые могут принести существенный вред их физическому и эмоциональному здоровью.

Для сравнения -в США и в Европе среди 99 % населения ситуация обстоит принципиально другим образом. Человека непрерывно окружают информационные поводы (начиная от стилистики дизайна упаковок продуктов и заканчивая книжными бестселлерами), которые свидетельствуют о том, что кризисов в жизни человека можно избежать, и думать нужно только о благостном и беззаботном будущем. СМИ навязывают «убаюкивающую» культуру, аргументируя это тем, что мысль имеет свойство материализовываться, а, значит, не надо думать о плохом. Имея такой удобный повод не думать о проблемах, население в своем подавляющем большинстве непрерывно пребывает в грезах и иллюзиях, и даже не считает нужным что-то менять. В случае с США подобные состояния людей стали уже национальной особенностью, известной во всем мире. Это так называемая знаменитая «американская мечта», в осуществление которой люди верят вплоть до преклонного возраста. Для того чтобы сформировать подобную мировоззренческую парадигму у населения, достаточно популяризировать при помощи СМИ несколько фильмов, книг или документальных историй из жизни, основной идеей которых является то, что можно стать счастливым, не преодолевая кризисов (например, выиграть в лотерею огромную сумму, получить наследство неизвестных родственников, встретить миллионера, который тебя полюбит, случайно получить какие-нибудь сверхспособности и т.д.). Именно в таком состоянии, когда человек пребывает в иллюзиях счастья, не готовит себя к очередному кризису и даже не предполагает, что он может когда-то наступить, он является наиболее уязвимым. Он даже не может понять, что эта «убаюкивающая» культура, формирующая ощущение счастливого будущего – это механизм удовлетворения потребностей других людей, и что с помощью этой культуры ему и всем остальным людям просто закрывают глаза на то, что их эксплуатируют.

Система ценностей

Само по себе наличие устойчивых ценностей – это еще один идентификационный признак членов этих семей. Жизненные испытания подводят человека к формированию каких-то суждений, алгоритмов собственного поведения. Любой алгоритм закрепляется и встраивается в поведение человека только тогда, когда человек получает опыт приобретения каких-то выгод с помощью этого алгоритма, или негативный чувственный опыт при пренебрежении этим алгоритмом. То есть для того, чтобы какое-то выводное знание укрепилось в психике человека, необходимо наличие жесткой системы обратных связей. В противном случае выводное знание не превратится в ценность и не будет определять поведение человека. Например, безразличие родителей к оценкам ребенка в школе на раннем этапе его развития приводит к отсутствию у ребенка ценности хорошо учиться. Внутри семей «черной соли» существуют очень жесткие системы обратных связей, которые развивают уровень личности потомков. Получение плохой оценки ведет к неминуемому наказанию, а хорошей - к поощрению.

Для сравнения – в США наоборот пропагандируется воспитание детей без принуждения: в неге, комфорте, свободе. Детей уже не наказывают и не ставят в угол. Сформировано общественное мнение о том, что ребенок – это полноправный человек. А, значит, повышение на него голоса или запрещение чего-либо в воспитательных целях - это посягательство на его права (начиная с 12 лет ребенок имеет право подать в суд на своих родителей за нарушение его прав). Таким образом, к моменту окончания школы у ребенка нет в голове четко структурированного представления о том, что хорошо и что плохо. А, значит, навязать ему «удобную» для других модель поведения становится намного проще.

В США популяризируется 100-балльная система оценок в школах, что стирает грань между сложившимися в общественном сознании «плохой» и «хорошей» оценкой. Шкала становится слишком большой для четкого идентифицирования результатов обучения, а, значит, разрушается механизм обратных связей (поощрений и наказаний) по отношению к успехам обучения учеников. Факты свидетельствуют о расширении балльной системы оценок в учебных заведениях России и других странах. (С недавнего времени ЕГЭ в России 100-балльный, школьники в Украине обучаются по 12-балльной системе оценке, в Белоруссии и Грузии – по 10-балльной, Франции – по 20- балльной, Японии – 100-балльной и т.д.)

Значимость экономических и социальных категорий

Бизнес семей «черной соли» имеет огромные масштабы, и основными его субъектами является само государство и его население. Формируя у населения иррациональные потребности, семьи «черной соли» получают возможность строить новые виды бизнеса, обеспечивающие удовлетворение сформированных потребностей, и на этом зарабатывать большие деньги. Казино, гонки, лотереи, ипподромы и т.д. – все это нужно лишь для того, чтобы удовлетворять иррациональные потребности населения, но, несмотря на то, что эти потребности иррациональны, деньги люди платят за их удовлетворение вполне реальные. Для того, чтобы создать подобную идею, которая позволяет не только компенсировать неудовлетворенные рациональные потребности людей, но еще и зарабатывать на этом деньги, надо видеть социум в целом и на всю глубину понимать происходящие в нем процессы. Нужно понимать историю государства, его количественные параметры, менталитет населения, его особенности, традиции и еще очень-очень много всего. Чтобы это все знать и уметь строить такие эффективные модели управления населением, социум и все его элементы, их свойства и свойства отношений должны быть для этих людей очень эмоционально значимыми. Это говорит о том, что для представителей семейств «чёрной соли» слово «государство» – это не пустой звук, а сверхзначимая категория, так же, как и все его элементы. Другими словами, у этих людей очень высокий масштаб личности.

Обратная ситуация в современном социуме. Результаты опросов и исследований говорят о том, что у современной молодежи абсолютно не сформирована значимость таких категорий, как государство, ВВП, геополитика, экономика и прочее. В учебных заведениях знания об этих категориях если частично и преподаются, то в такой форме, что у студентов не формируется абсолютно никакой потребности разбираться в сути изучаемых понятий.

Психическое здоровье

Члены семей «черной соли» для управления большими материальными и интеллектуальными ресурсами должны обладать здравомыслием и способностью контролировать свои страсти. Каждое их действие должно быть подчинено целесообразности для достижения целей.

Противоположной является ситуация с населением США – 70% населения не представляют своей жизни без психоаналитика. О выгодах управления таким населением было написано выше.

Физическое здоровье

Для поддержания высокого уровня интеллектуальной, эмоциональной и физической активности даже в обычной жизни любому человеку требуется хорошее физическое здоровье. Но сложность видов деятельности членов семей «черной соли» несоизмерима со сложностью труда подавляющего большинства населения земного шара, поэтому здоровье – это абсолютно необходимый признак представителей этих семей. Человек с плохим здоровьем в таких условиях просто не выживет.

Обратная ситуация с населением США – более 60 % страдают от ожирения. Эта болезнь признана эпидемией и ведет к прогрессированию других заболеваний. Культура нездорового питания выгодна семействам «черной соли», так как, во-первых, больным населением легче управлять. А, во-вторых, на болезнях человека (точнее на их лечении) можно опять же построить очень много видов бизнеса, и, тем самым, заработать. О культуре питания США, или скорее о ее отсутствии знает весь мир.

Таким образом, если сравнить систему мировоззренческих концепций, культуру, ценности (по-другому, парадигму жизни) представителей «черной соли» и подавляющего большинства населения, то видно, что эти парадигмы полностью противоположны. Но если по всем пунктам противоположность, то это уже скорее закономерность. Именно благодаря навязыванию в социуме подобной парадигмы, «черная соль» имеет возможность управлять населением. Философия общества потребления, которую они создали – это всего лишь механизм обеспечения собственного обогащения, но никакойестественной дружественности между «черной солью» и населением нет и не может быть.

Вопрос 5. Уровень потребления как основной источник

конкурентоспособности соли земли

5.1 Наличие в обществе резервов, как необходимое условие научно-технического прогресса

Вернемся к нашей мифической деревне. Мы рассматривали ее в тот период времени, когда кузнецы начали разрабатывать и производить различные инновационные для того времени приборы. Это был период, когда только зарождался научно-технический прогресс, причем он происходил не за счет использования не возобновляемых природных ресурсов, а за счет усложнения технологий, в том числе и в результате существенной интеллектуализации деятельности. И на этом примере мы видели, что любые инновации несут в себе значительные риски. Это и риски, связанные с самим процессом разработки инновации (кузнецы и сами не знают, получится у них или нет), и риски вешних коммуникаций (часть кузнецов вынуждена обращаться в соседнюю деревню за деталями) и т.д. И кроме того, для деревни любые инновации – это всегда дополнительное обременение в материальном плане, так как кузнецов нужно обеспечивать всем необходимым для этой непростой работы. Откуда взять на это деньги? Можно, конечно, взять кредит. Но для «соли земли» понятно, что этот способ финансирования инноваций разрушает саму возможность понимания и прогнозирования цены и других условий поставки новой техники. «Соль земли», как было сказано, использовала банки только для хранения золота и осуществления расчетов, но не в качестве источника кредитования. И у самих кузнецов, естественно, тоже нет таких денег, чтобы они могли самостоятельно провести научно-исследовательскую работу. Таким образом, для того, чтобы в социуме могли быть разработаны и внедрены инновации, в нем обязательно должны быть аккумулированы какие-то денежные средства, которые на эти инновации могут быть потрачены. Эту роль в условиях нашей мистической деревни выполняли золотые запасы, которые формировались как сумма взносов каждого жителя деревни. Принципиально важно, что жители деревни, отдавая часть своих запасов в общие золотовалютные резервы, делали это осмысленно и добровольно, они несли коллективную ответственность за результат, так как понимали пользу для общества и от стиральных, и от швейных машин, и от всех остальных приборов. Какая это польза? На самом деле даже не ровные строчки на одежде или чистота стирки их так интересовали и волновали. Как мы говорили, в силу дефицита ресурсности в мифической деревне каждый человек для выживания работал практически на пределе своих возможностей, и поэтому все хотели, увеличив свою ресурсность за счет создания инновационных приборов, оставить себе немного запаса сил, чтобы хоть иногда иметь возможность оглянуться по сторонам, почитать книжку и т.д. Часть своей прибыли люди отдавали в резерв даже без всяких процентов, так как опять же не деньги были их целью, а приобретение дополнительной ресурсности для выживания в тех сверхжестких условиях. Стоит отметить, что сказанное относится к «белой соли», а «черная соль» предоставляла бы свои деньги в резерв под процент, обеспечивая себе тем самым дополнительную доходность от разработки инноваций.

Таким образом, резервы, помимо механизма обеспечения каких-то потребностей человека (отложить на учебу ребенку, на смерть, на болезнь, на крупную покупку и т.д.) выполняли в этой деревне очень важную функцию – они позволяли обеспечивать разработку инноваций. Если бы не было резервов, то в случае неудачи или ошибки в инновациях люди жертвовали бы последними деньгами и ставили под угрозу голода свои семьи. А понятно, что когда благополучие семьи под угрозой, то уже не до инноваций. То есть без наличия в обществе резервов невозможен никакой научно-технический прогресс.

Для того, чтобы ни от кого не зависеть в разработке своих инноваций и тем самым снизить риски неудачи, было бы очень хорошо, если бы рассматриваемая нами мифическая деревня была самодостаточной, то есть если бы на ее территории было все, что нужно для разработки новой технологии и не приходилось бы вступать в торговые отношения с соседями. Но с развитием научно-технического прогресса это становится невозможно, и закономерно возникает проблема разделения труда между различными территориями. Возникает зависимость от соседей, которая при отсутствии правильно выстроенных отношений всегда несет риски и неопределенность, что в долгосрочном плане не выгодно и противоречит заповедям жреца. Чтобы избежать этой неопределенности жителям деревни придется, как уже говорилось, создавать открытое информационное пространство в торговых отношениях. Но это возможно только в том случае, если соседи «вменяемые» и с ними можно договариваться и работать на принципах открытости. А если у них совсем другая мировоззренческая позиция? А так скорее всего и есть, потому что вероятность того, что обстоятельства сложились так, что в двух соседних деревнях были жрецы с одинаковыми принципами, очень низкая. Хотя стоит отметить, что на самом деле такая ситуация, когда в поле зрения человека находятся люди с разными жизненными принципами и, соответственно, разными последствиями для них, является очень удачной для осмысления и формирования ценностей. Например, жители мифической деревни, видя, как соседи пытаются «перегрызть друг другу шеи» в конкурентной борьбе и сами же от этого страдают, наиболее вероятно сделают для себя вывод, что рациональнее договариваться между собой. Более того, если жители мифической деревни будут понимать механизмы формирования ценностей, то они даже будут за то, чтобы соседи реализовывали противоположную модель поведения. Ведь в этом случае им будет легче показать своим детям и жителям своей деревни конкретный пример, как делать не надо, и сформировать тем самым ценность соблюдения заповедей жреца. Другими словами, парадигма мышления «соли земли» признает целесообразность существования зла в социальных отношениях. Эти люди понимают, что без зла добро не может существовать, без черного нельзя осознать белое.

5.2 Целесообразность научно-технического прогресса для обеспечения

конкурентоспособности социума

Так или иначе, с ростом научно-технического прогресса и разделения труда наша деревня уже не может оградиться высоким забором и ни с кем не взаимодействовать. Это просто нерационально и вызывает конфликтность. Да и третье правило жреца гласило, что соль земли надо множить, а, значит, надо привлекать в свою идеологию и других людей. Поэтому со временем люди деревни потихоньку начинают посещать соседние территории, что с одной стороны, конечно, хорошо, ведь они получают возможность изучать чужие разработки, так или иначе перенимать какие-то инновационные идеи и технологии. Но в то же время такие посещения приносят риски «соли земли» - люди могут увидеть в соседней деревне прецеденты, которые ставят под сомнение правила жреца. Например, соседняя деревня живет в парадигме конкурентной экономики. И в этой деревне по воле случая есть какое-то конкурентное преимущество, например, быстрая река, а на ней мельница. Эта река и эта мельница дают деревне большую ресурсность, и люди имеют возможность больше отдыхать, комфортнее жить, их продукты более дешевые и т.д. Жители этой деревни не заслужили эту дополнительную ресурсность, она досталась им просто так, они не оплатили ее ни своим трудом, ни компетенциями. А еще интереснее, если эти жители живут на деньги, взятые ими в кредит. Но кто ж заставит себя проанализировать истинные причины их комфорта и благополучия? Это сложно. Зато видно, что люди, не обременяя себя особыми размышлениями о духовности, живут себе прекрасно, а жители нашей мифической деревни целыми днями пашут и добиться такого благополучия все равно не могут. Естественно, это может очень сильно подорвать веру крестьян нашей мифической деревни в истинность заповедей жреца. Особенно, когда они видят прецеденты, что в других деревнях и правители не такие уж здравомыслящие, и в кредитах все погрязли, а все равно все праздно живут. Видя все это, найти в себе силы признать целесообразность здравомыслия очень сложно. Это значит, что «соли земли» нашей мифической деревни тоже нужно искать источники дополнительной ресурсности, чтобы и своим жителям обеспечить менее эмоционально изматывающую жизнь, и искать методы компенсации влияния развратных прецедентов внешней среды. Даже если жители мифической деревни справятся с соблазном и не будут обращать внимание, что вокруг все живут гораздо более праздно, то есть еще и угроза внешней агрессии. Ведь, не имея достаточной ресурсности для собственной защиты, деревня является очень уязвимой. Это совершенно реальные риски, которые принуждают «белую соль» этой территории задумываться над методами повышения ресурсности социума. И единственным таким методом, который элита может в данном случае противопоставить, является развитие научно-технического прогресса. А научно-технический прогресс, как было сказано, это обязательно инвестиции и все дополнительные риски, которые в связи с этим возникают. Но без всего этого данный социум обречен на уничтожение. Получается, что, как бы ни хотелось жителям мифической деревни жить спокойно, никого не трогать и думать только о своей личной духовности, а не получится - для выживания социума элита вынуждена обеспечивать повышение его ресурсности и конкурентоспособности. Другими словами, что не развивается, то уничтожается.

5.3 Уровень потребления как основной элемент обеспечения

конкурентоспособности социума

Теперь предположим следующую ситуацию. Допустим, «белая соль» нашей мифической деревни сделала какую-то ошибку (например, они выбрали не того правителя, или ученые оказались ленивыми), и вся деревня на какое-то время потеряла темп своего развития в научно-техническом плане. В результате соседняя деревня оказалась впереди и первой разработала новую систему полива посевов. Тогда жители соседней деревни обращаются к нашим и говорят: «У вас еще системы полива нет, и не известно, сколько понадобится времени, чтобы ее создать, риски достаточно высоки. Пока вы будете ее разрабатывать, ваши поля не будут по-настоящему эффективны. Давайте мы вам построим нашу систему полива, и будем поливать ваши посевы. А вы нам за это будете каждый месяц платить небольшую сумму. Мы гарантируем, что наша прибыль будет минимальной». Если говорить современным языком, то это называется привлечение инвестиций, и причем не просто инвестиций, а тех, которые очень существенно повышают эффективность социума. Для жителей нашей деревни такое предложение является очень соблазнительным, ведь посевы на самом деле засыхают, и своевременный полив мог бы существенно увеличить урожай, тем самым обеспечив всей деревне дополнительную ресурсность. Эта система полива могла бы решить много проблем и сделать жизнь жителей деревни более комфортной. Очень непростой вопрос – а стоит ли это делать? Правильно ответить на этот вопрос невозможно, если мыслить исключительно в парадигме достижения экономической эффективности. С точки зрения экономики все однозначно – надо привлекать инвестиции, ведь в результате каждому жителю этой деревни станет жить чуть-чуть комфортнее. Но посмотрим на это с другой стороны.

Какова основная обязанность элиты? Обеспечивать ресурсность своей территории. Элита, не важно, черная она или белая, каждый вид деятельности рассматривает с точки зрения потенциала повышения ресурсности социума. Идеальный вариант повышения ресурсности – это пережить кризис и выйти из него обновленным – с новыми концепциями, новыми драйверами, новыми силами и собственной инновацией. Применительно к данному примеру, жителям нашей деревни нужно было бы затянуть пояса и заняться разработкой своей собственной системы полива. Да, возможно, им на это понадобился бы целый год, и, наиболее вероятно, этот год был бы для них совсем не сладким. Но, преодолев этот кризис, они бы вышли из него более сильными – был бы сформирован коллектив инженеров, способных создавать подобные и даже более сложные установки в будущем, были бы накоплены нужные компетенции, в том числе и в части навыков преодоления кризисов, да и эта система полива была бы своя и обеспечивала бы дальнейшее благополучие данной территории. А что будет, если жители деревни захотят пойти по более простому пути и начнут использовать привлеченные инвестиции? Они получат готовую систему полива, и комфортность всей деревни сразу значительно возрастет. При этом каждый месяц они будут платить соседней деревне какую-то сумму денег за пользование системой полива, но эти деньги так малы, что не идут ни в какое сравнение с той эффективностью, которую деревня получила в результате. Люди на самом деле стали комфортнее жить, никто не голодает, урожай хороший каждый год, все вроде как замечательно. Но, допустим, данная система полива окупается за три года, то есть уже через три года жители соседней деревни начинают с каждого литра вылитой на поля воды получать какую-то прибыль и накапливать свои резервы. А в это время жители нашей деревни платят им каждый месяц пусть небольшую, но все-таки определенную сумму денег. То есть наша деревня тоже накапливает ресурсность, но меньшими темпами по сравнению с деревней соседей. В долгосрочной перспективе это ведет к гарантированному проигрышу нашей деревни в конкурентной борьбе.

Что еще в этой ситуации очень пагубно, так это то, что, получив готовую инновацию, жителям нашей деревни уже было незачем изобретать себе такую же, а, значит, они не приобрели никаких дополнительных профессиональных навыков, не сформировали коллектив людей, способный решать такие задачи, другими словами, они не преодолели кризис. Это значит, что в следующий раз, когда им предложат купить мельницу, холодильник и т.д., им, оставшимся на прошлом витке развития, уже будет гораздо сложнее догнать в техническом плане жителей других деревень. И они уже, наиболее вероятно, опять согласятся привлечь к себе на территорию внешние инвестиции. Отсюда следует главный вывод для «белой соли»: никогда нельзя пускать на свою территорию чужие инвестиции, всегда надо помнить правило, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Да, все хорошо живут, урожаи возросли, но деревня потеряла конкурентоспособность в борьбе элит. Пройдет 10-20 лет, и на собранные деньги (прибыль от вложенных инвестиций) соседняя деревня получит возможность активно заниматься инновациями, привлекать лучших ученых из других деревень, а то и вообще изготавливать оружие и захватывать все вокруг. А наши мало того, что остались далеко позади в темпах научно-технического прогресса, так еще и потеряли ресурсы развития (людей и компетенции).

Что такое система полива по своей сути? Это один из источников формирования рынка потребления какого-то социального пространства. Сегодня элита социального пространства мифической деревни потеряла доход (который мог быть конвертирован в резервы) от потребления ее жителями воды для орошения полей, завтра она потеряет доход от работы каких-нибудь мельниц и т.д., а послезавтра это уже не элита, потому что она неконкурентоспособна и не может обеспечить конкурентоспособность своего социума. Отсюда следует четвертое правило жреца: уровень потребления социума – это основа его стратегического развития и благополучия.

Единственным источником дохода элиты является уровень потребления ее жителей. Именно удовлетворение потребностей населения за счет собственных инноваций позволяет элите формировать резервы, обеспечивающие будущее развитие. Другого источника ресурсов для обеспечения собственной конкурентоспособности просто не существует. Поэтому элита, которая сдает свой рынок потребления за счет привлечения иностранных инвестиций – это уже не элита. Настоящая элита наоборот – всеми силами создает механизмы, делающие любые иностранные инвестиции невыгодными и непривлекательными, потому что она понимает, что, отдав свой рынок, она по определению перестает быть конкурентоспособной. Только так она может обеспечить научно-технический прогресс и, соответственно, конкурентоспособность своей территории.

Для информации:

Чистый приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) вРоссию по итогам 2019 года вырос в 3,5 раза — до $30 млрд с $8,8 млрд годом ранее. Такие цифры указаны в отчёте «Основные тенденции интеграционного развития России в 2019 году», подготовленном Центром интеграционных исследованийЕвразийского банка развития.

В.В. Путин: «Мы в целом серьезно изменили сам порядок рассмотрения обращений инвесторов, упростили многие процедуры, убрали явно избыточные барьеры и согласования; благодаря принятию целого ряда поправок, расширен доступ для иностранных компаний в пищевую и медицинскую промышленность, в банковский сектор, в сферу недропользования».

В.В. Путин: «В работе с инвестором нужны скоординированные усилия федеральных структур, институтов развития, региональных управленческих команд. Словом, необходимо выстроить целостную систему привлечения инвестиций в субъекты Федерации, повысить эффективность особых экономических зон и индустриальных парков».

Объем накопленных прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в одной Москве, по даннымБанка России, на 1 июля 2019 года составил 247,6 млрд долларов.

Вопрос 6.Роль элит в международном разделении труда

Сами по себе государства не могут взаимодействовать друг с другом. Взаимодействуют конкретные представители государств, которые организуют это взаимодействие и являются их инициаторами. А это и есть «черная соль», то есть элиты общества. Поэтому, если мы видим, что политика каких-то государств направлена на взаимную конкуренцию, то это означает, что конкурируют элиты этих государств. То есть международное разделение труда и конкуренция – это в первую очередь конкуренция элит государства.

Таким образом, именно национальные элиты являются реализаторами конкурентных преимуществ того или иного государства в мировом разделении труда. Без участия элит («черной соли») эти преимущества могут находиться только в скрытой форме.

Почему в том или ином месте на земном шаре создаются различные виды бизнеса? Почему какие-то товары производятся только в США, какие-то – в Китае, а какие-то в других странах? С одной стороны, это связано с самой возможностью производства товаров в различных регионах, обусловленной климатом, наличием природных ресурсов, логистикой, например, бананы не растут на севере, а растут лишь южнее определенной широты. Поэтому, есть страны, в которых могут выращиваться определенные культуры (бананы, кофе, какао), есть страны, имеющие особенно удобные транспортные коридоры (Суэцкий канал, Гибралтар и т.п.), есть страны, имеющие какие-то другие преимущества. Но в реальности получается, что сам по себе факт наличия какого-то конкурентного преимущества не приносит никой пользы этому государству. В условиях отсутствия «белой» элиты (социально-ответственной элиты, имеющей знания и длительный горизонт планирования) он бесполезен для страны.

Кроме того, всегда существует конфликт национальной элиты страны и представителей элит других стран, пытающихся переехать в эту страну вследствие различных причин и продолжить там поддерживать свой статус. Например, на момент разрушения колониальной системы, те представители местных элит, которые были лояльны к бывшим колониальными властям, имели достаточно большие богатства. В момент крушения колониальной системы эти наиболее обеспеченные представители местных элит предпочли переехать в метрополию (из Индии – в Великобританию, из французских колоний в северной Африке – во Францию). Никому из них не удалось сохранить свои состояния, все их богатства были утрачены в течение одного поколения. Так же, как и русские миллионеры, бежавшие в Европу после революции с огромными запасами золота и счетами в швейцарских банках, потеряли все еще до начала второй мировой войны. Это связано с тем, что они оказались в среде, имевшей свою сформированную элиту, устоявшиеся связи между ее представителями и концепции деятельности.

Эти примеры показывают, что представитель элиты может сохранить свой статус и богатство только при переезде в ту страну, где нет собственной национальной элиты. Если в этой стране уже есть сформированная национальная элита, у которой есть свои цели, задачи и методы их решения, то появление новых претендентов на роль элиты из другой страны противоречит интересам национальной элиты, так как вмешивается в уже устоявшиеся отношения и механизмы достижения целей, сформированные национальной элитой. Появление «чужаков» для нее совершенного не выгодно и мешает дальше эффективно достигать своих целей. Внутри каждой национальной элиты есть переплетение интересов, и как следствие этого, определенная степень доверия между участниками, единое понимание «правил игры». Это переплетение интересов формирует определенные риски, объективные и субъективные, поэтому новые участники в эту систему не допускаются.

Понимание невозможности сохранить свой статус и богатство при переезде в другую страну, формируют у представителей элиты ощущение, что бежать им некуда, а значит, нужно думать на 3-5 поколений вперед. Когда у человека есть такие темы для размышления и ресурсы, чтобы обдумывать их, он приходит к вполне ожидаемым выводам: «Я живу в «банановой республике», в ней есть потенциальный источник дохода в виде выращивания бананов, эти бананы надо продавать и трансформировать их в прибыль для себя, я могу их сделать источником своей доходности. Но я не хочу, чтобы у моих детей, которые не смогут из этой банановой республики уехать, сохранив свой социальный статус, были в будущем сложности, я не хочу, чтобы они жили в конфликтной среде. Да, я хочу быть богатым, но я хочу понимать, какая жизнь будет дальше и как обеспечить нормальные условия для жизни моих детей, значит, надо строить отношения с окружающей средой с определенным (умеренным) уровнем конфликтности, с определенными перспективами развития». Это не значит, что представитель элиты отказывается от своих эгоистических интересов в плане получения прибыли, просто при горизонте планирования в несколько поколений помимо своих собственных эгоистических интересов он вынужден в какой-то мере учитывать интересы окружающего социального пространства. И представители элиты начинают строить учебные центры, школы, медицинские учреждения, которые кем-то могут восприниматься как благотворительность или блажь «богатого барина», но на самом деле, такие действия являются абсолютно рациональным и целесообразным поведением.

С одной стороны, население страны для местной элиты - это «пастбище», часть социальной среды, которая выступает в качестве источника получения дохода и помогает элите богатеть, но с другой стороны – это и часть социальной среды, в которой живут представители элиты и будут жить их потомки. Если они собираются развивать свой бизнес, то элите будет нужен и умный персонал, который можно понимать и воспринимать на чувственном уровне, и отсутствие выраженной конфликтности с окружающей средой, которая может осложнить развитие бизнеса.

Именно осознание своих интересов в долгосрочном плане заставляет элиту развивать окружающий социум.

Таким образом, становится очевидно, что для того, чтобы государство эффективно развивалось, оно должно иметь элиту. Элита – это те люди, которые имеют принципиально другой кругозор, другие представления о ресурсности человека и социума. Они знают, как устроен мир, это те люди, которые могут выжить в реальном мире, и не просто выжить сами, но и обеспечить выживание нескольких поколений.

Элита имеет свои особые права – право зарабатывать на слабости основной массы населения (наживаться на «лохах»), но взамен они имеют и совсем другую степень ответственности. Они обязаны мыслить категориями нескольких поколений, иметь горизонт планирования в 100-120 лет, видеть долгосрочные цели и работать для их достижения.

В своем интервью газете «Коммерсант» генеральный директор транснациональной корпорации Nestle высказал следующую мысль: «Если вы хотите инвестировать на год – то вкладывайте деньги в цветы, если на десятилетие – инвестируйте в лес, а если вы мыслите столетием, то единственный путь для выживания вашего бизнеса – это инвестировать в людей». Это высказывание достаточно хорошо характеризует позицию западной элиты, и именно это и называется социальной ответственностью. Плюсы этой модели заключаются в том, что она опирается на трансформацию собственных эгоистических устремлений в социальную полезность. Т.е. личное стремление к обогащению, которое может реализовываться как разрушительное стремление отнять все у всех любыми доступными способами, превращается в созидательную деятельность, полезную для общества.

Не стоит впадать в иллюзии, что человек может стремиться стать богатым, чтобы потом раздать все заработанное на благо общества, это нерациональное поведение, которое является признаком психического нездоровья. Если представителя элиты лишить богатства, то он утрачивает свою конкурентоспособность. Ведь если у человека есть деньги, то он может на них себе позволить какие-то рискованные проекты, связанные с творчеством, инновациями, научным поиском, сохраняя чувство достоинства в случае неудачи. Деньги – одна из форм ресурсности, они обеспечивают право на эксперимент и на сохранение своего достоинства. Если человек считает, что его работа (научное исследование, картина, скульптура и т.д.) нужна обществу и при этом у него есть деньги, то у него есть ресурсы и он может выполнить свою работу, а получится у него или нет впоследствии коммерциализовать результаты этого труда - это уже не так уж важно, за свою неудачу он расплачивается сам. Можно вспомнить знаменитого скульптура эпохи Возрождения Микеланджело, который для того, чтобы начать работу над скульптурой, купить мрамор, заплатить подмастерью, был вынужден искать деньги, просить их в долг у богатых купцов, убеждать их, что он сможет создать шедевр, зачастую унижаться перед ними, и в случае, если заказчик отказывался от скульптуры, скульптор мог угодить в долговую тюрьму.

Если бы в социуме существовало правильное представление об элите и ее признаках, то было бы сформировано понимание, что без элиты невозможна реализация каких-либо конкурентных преимуществ государства (геополитических, природных и т.п.). Потому что даже если в твоей стране есть идеальные условия для выращивания бананов, то, не имея необходимых компетенций, можно привлечь иностранные инвестиции на таких условиях, что будет происходить полное закабаление жителей страны, и все это конкурентное преимущество будет эксплуатироваться совсем другим социумом.

Это происходит потому, что в страну пришли представители элиты, не заинтересованные в развитии этого социума. В результате ресурсы, которые им не нужны в данный конкретный момент, в том числе человеческие, оказываются совершенно невостребованными. Эта невостребованность приводит к деградации и нынешнего поколения и последующих, так как в таких условиях происходит сужение кругозора молодежи, примитивизация потребностей (пиво, лавочка, наркотики), что приводит постепенно к полному разрушению личности.

Если население живет на территории, имеющей конкурентные преимущества в производстве каких-либо товаров, то эти конкурентные преимущества будут использованы только в том случае, когда в социуме есть элита, которая может эти конкурентные преимущества реализовать. Да, элита будет их реализовывать в своих эгоистических интересах, но одновременно обеспечивая социальную полезность для всего общества.

Если бы в обществе было сформировано правильное представление об элите, то отношение к иностранным инвестициям носило бы другой характер, чем сейчас, допуск иностранных инвестиций на территорию страны осуществлялся бы по другому принципу. C точки зрения такого подхода, если ты пришел в страну с инвестициями (а значит, собираешься зарабатывать тут деньги) – значит, ты должен обеспечивать развитие этой страны каким-то способом. Горизонт планирования должен быть максимально далеким, и ты должен работать не только на свою доходность, но и на эту страну. Для населения, по сути, не имеет значения, кто является инвестором. Если иностранный инвестор будет вести себя по отношению к окружающему социуму как своя «белая» элита, т.е. будет социально ответственным, то для населения не важно, откуда пришли эти деньги. Но на практике такое невозможно, так как если инвестор пришел из другой страны, то его социальная среда, которую он защищает, находится не вокруг него, а там, откуда он пришел, а окружающая среда будет восприниматься им только как источник получения дополнительного дохода.

Иностранные элиты давно понимают, что потребление населения – это «пастбище» элиты, источник ее доходов. И если они пришли в другую страну, они пришли на «чужое пастбище», при этом на «свое пастбище» (на рынок потребления своей страны) они постараются никого не пустить. Одновременно, они осознают, что когда они приходят в чужую страну, то действуют на чужой территории и может настать момент, когда местные элиты достигнут такого уровня, что осознают представителей иностранных элит как чужеродный элемент и начнут их «выдавливать» со своей территории. Поэтому, у представителей иностранных элит при работе на чужой территории нет длительного горизонта планирования, и все их действия направлены на зарабатывание максимального дохода за ограниченный период времени, при осуществлении защиты своих интересов всеми доступными способами (с помощью законов об инвестициях и т.п.).

Таким образом, сутью элиты является социальная ответственность по отношению к «своему» социуму. Однако, для представителей элит, пришедших в рассматриваемый социум извне, эта социальная ответственность реализуется не по отношению к нему, а по отношению к тому социуму, откуда они пришли, и в котором будут жить их дети.

Вопрос 7.Алгоритмы обеспечения конкурентоспособности

западных элит

7.1 Примитивизация мышления населения

Ранее мы говорили о том, что повышение ресурсности и конкурентоспособности социума возможно только за счет научно-технического прогресса, и, соответственно, обеспечение этого прогресса – одна из основных задач элит социума. И приводили пример того, как кузнецы идеальной деревни разработали несколько инновационных для того времени приборов, тем самым увеличив ресурсность всей этой деревни и существенно облегчив жизнь ее жителям.

А теперь предположим другую ситуацию. Допустим, идея разработки инновационных приборов родилась не в нашей идеальной деревне, а в соседней. Кузнецам соседней деревни удалось за счет внедрения механизма разделения труда существенно увеличить производительность труда, и в результате в техническом плане и в плане общей ресурсности социума соседняя деревня существенно обогнала нашу (в том числе и в части интеллектуальной ресурсности, так как чтобы создать такую сложную инновацию и систему разделения труда, позволяющую ее реализовывать, нужно иметь очень значительные интеллектуальные ресурсы).

Жители нашей деревни забыли о том, что, не имея возможности обеспечить собственный научно-технический прогресс, они лишают свою деревню конкурентоспособности. Системный вывод части прибыли на соседнюю территорию и добровольное предоставление ей своего рынка потребления с каждым днем неизбежно ослабляет ресурсность нашей деревни, и усиливает соседнюю. Можно, конечно, надеяться, что элита соседней деревни направит свою дополнительную ресурсность на какие-нибудь благородные цели, но этого никто не может гарантировать. А что если они начнут инвестировать в разработку нового оружия, которое в состоянии уничтожить всю нашу идеальную деревню? Пустив на свою территорию чужих производителей, наша идеальная деревня перестала быть идеальной. Ее ресурсность уже во многом обеспечена чужими, а не своими инновациями, то есть она перешла в абсолютно зависимое положение от соседней деревни.

Итак, кузнецы соседней деревни разработали инновационные приборы, очень нужные для того времени. Но производить их на своей территории, а затем везти в нашу деревню не очень выгодно в плане логистики - гораздо удобнее сразу построить несколько своих кузниц на территории нашей деревни, которые бы закрывали потребность в данных инновационных товарах на этой территории. Но возникает интересный вопрос – какие кузнецы должны производить инновационные товары на других территориях? Какие-то, особо сложные и трудоемкие изделия, должны производить сами кузнецы соседней деревни, так как они их разрабатывали, и, соответственно, они одни обладают исключительными компетенциями, позволяющими их изготавливать. Но если выходить на новые и новые территории, то своих кузнецов для таких объемов производства может и не хватить. Соответственно, возникает необходимость передачи технологий тем кузнецам, которые находятся на чужих территориях, чтобы они могли производить изделия самостоятельно. Но тогда встает вопрос – могут ли кузнецы соседней деревни позволить себе передать весь комплекс своих технологий кузнецам других деревень? Выгодно ли им научить этих кузнецов самостоятельному изготовлению этих приборов? Им вообще нужно, чтобы кто-нибудь из других деревень догадался о том, как производить эти товары? Конечно, нет. Если это произойдет, то они потеряют источник собственной конкурентоспособности. Их разработку быстренько скопируют, и они станут просто не нужны. Получится, что то, на что они потратили годы труда, все остальные получат даром, и быстро догонят, а то и перегонят их в техническом плане, не затратив на это особого труда. Такая перспектива, естественно, не радует кузнецов соседней деревни. Вполне возможно, жители нашей деревни обленились настолько, что не собираются даже копировать готовое. Но негативные сценарии воспринимаются в семь раз эмоциональнее, чем позитивные, и поэтому первое, о чем жители соседней деревни начинают думать – это как сохранить свою инновацию от копирования. Более того, они понимают, что если у жителей других деревень будет хоть немного ума и кругозора, то они начнут со временем подозревать, что дополнительную ресурсность от этих инноваций можно направлять на создание оружия, и, соответственно, они находятся в опасности. Подобные подозрения могут вылиться в протестные настроения по отношению к соседней деревне со стороны жителей всех остальных деревень.

Понимая все эти риски, жители соседней деревни поступают следующим образом. Они строят кузни, и передают производство своих приборов на территорию нашей деревни, так как другого выхода нет. Но при этом, чтобы исключить копирование технологии, они нанимают на работу не компетентных и опытных кузнецов, которые способны полностью овладеть технологией и самостоятельно ее воспроизводить, а подмастерьев, которые не отличаются амбициозностью и профессионализмом, и способны выполнять лишь отдельные несложные операции. Слаженная и организованная работа коллектива таких подмастерьев позволяет производить приборы нужного качества, но при этом каждый подмастерье в отдельности не может воспроизвести всю технологию, так как знает только свой узкий участок работы. Жители соседней деревни создали такие условия, что подмастерьям, которые работают над изготовлением их приборов на чужих территориях, незачем развиваться дальше, учиться делать какие-то другие детали, осваивать новые технологические операции и т.д. Подмастерья не сильно перегружаются на работе, получают пусть не очень большую заработную плату, но на жизнь им вполне хватает – что еще нужно для счастья? Их зарплата в принципе заслужена – они ведь на самом деле профессионалы в выполнении своей технологической операции, так как занимаются только ей изо дня в день, и поэтому делают ее очень быстро и качественно. Узкая специализация, непрерывное выполнение несложных циклических операций, отсутствие творчества и необходимости решать сложные задачи очень сильно примитивизируют мыслительную деятельность человека, ограничивает его кругозор. Но ведь, если задуматься, то это как раз и выгодно жителям соседней деревни. Такие люди, которые сосредоточены только на удовлетворении своих примитивных потребностей, ничем не интересующиеся, не имеющие амбиций и не смотрящие в будущее никогда не догадаются о том, что освободившуюся от инноваций ресурсность можно расходовать, например, на создание оружия. Таким образом, примитивизация мышления людей является методом, позволяющим распространять на их территории свои инновации, и не переживать о том, что они их скопируют или начнут размышлять о том, о чем не нужно.

Понятно, что все эти деревни и их взаимоотношения – это теоретические модели. Теперь посмотрим на окружающий нас социум и ответим на вопрос - могут ли развитые государства быть заинтересованными в том, чтобы в России и других развивающихся странах появлялись выпускники вузов с глубокими предметными знаниями, со сложившимся мировоззрением, с амбициями и ресурсностью, достаточной для того, чтобы самостоятельно организовывать какие-то новые производства и управлять ими? Будут ли вузы этих государств передавать нам учебные программы, которые бы позволяли готовить таких полноценных специалистов? Нет. Потому что никому не хочется «выращивать» себе конкурентов. Как и жителям соседней деревни, так и сильным этого мира не выгодно передавать кому-либо источники своей конкурентоспособности, и поэтому они точно так же заинтересованы в примитивизации мышления основной массы населения. Поэтому, когда мы видим снижение качества образования в школах, или, когда выпускники MBA, потратившие огромные деньги на обучение, оказываются не приспособленными к практической деятельности, то мы должны понимать, что это не случайно. Просто взрослым и сильным людям, которые обладают исключительными компетенциями, не нужны «мастера», им нужны «подмастерья», потому что «мастера» могут составить угрозу существования их бизнесу. Именно для воспроизводства этих «подмастерьев» они формируют общественное мнение, что можно хорошо, комфортно жить, выполняя несложные операции и не утруждая себя лишними размышлениями о чем-то, кроме удовлетворения своих потребностей. Так формировалось и формируется общество потребления - общество «подмастерьев», которые обладают низкой ресурсностью, но при этом искреннее считают себя успешными. Иностранные элиты побеспокоились, чтобы образ жизни этих людей был очень привлекательным со стороны – они на самом деле могут позволить себе раз в год отдыхать на море, на выходных жарить шашлыки или рыбачить, у них есть разнообразные увлечения, которым они посвящают свободное от работы время и т.д. А дорога «мастера» требует от человека готовности к рискам, перенапряжению, преодолению кризисов, и нет в ней никакого комфорта и неги. Отсюда вполне понятно и закономерно, почему большая часть людей с радостью и без задних мыслей соглашается на образ жизни «подмастерья». Они не хотят думать о том, что отказ от повышения своей ресурсности делает их зависимыми от работодателей, и что все их благополучие очень неустойчиво. Такую действительность неприятно осознавать, поэтому большинство людей закрывает на нее глаза и занимается самообманом.

Вернемся к нашим деревням. Итак, соседняя деревня построила свои кузни на территории других деревень, в этих кузнях трудятся местные подмастерья, выполняющие простые детали, а особенно сложные и ключевые узлы приборов изготавливают профессиональные кузнецы соседней деревни на своей территории. Оказалось, что, несмотря на всю устойчивость данного социального конструкта, в нем есть одно слабое место. С одной стороны, конечно, недалекими и глуповатыми подмастерьями, которые к тому же о себе чересчур высокого мнения, легче управлять - их ничего особо не интересует, они не задают лишних вопросов, им не сложно навязать нужную идею, они даже не пытаются перенимать чужую технологию и т.д. Но есть и значительный минус - все эти подмастерья очень ленивые. Если не применять к ним изощренные механизмы мотивации, то они будут не эффективны даже в своих узких видах деятельности. Поэтому возникла необходимость поиска этих изощренных систем мотивации.

7.2 Идея конкуренции

Для того, чтобы получать больше прибыли, кузнецы соседней деревни должны расширять свой бизнес, то есть строить кузни на новых и новых территориях. Соответственно, и количество работающих у них подмастерьев должно непрерывно увеличиваться. Но нельзя забывать, что эти подмастерья очень ленивы, а, значит, за их работой необходимо осуществлять непрерывный контроль, и формировать у них эмоциональную вовлеченность в работу. Чем больше появится новых кузниц, тем больше сил они будут отнимать у кузнецов соседней деревни. Но ресурсы любого человека не безграничны, и рано или поздно с увеличением масштаба бизнеса возникнет вопрос – либо остановиться и больше не захватывать новые рынки сбыта, либо искать какой-то иной способ обеспечить эмоциональную вовлеченность подмастерьев на чужих территориях. Одним из вариантов решения этой проблемы могло бы являться увеличение количества кузнецов, посвященных в суть технологии, то есть увеличение количества партнеров в данном бизнесе. Но если кузнецы будут впускать в свой круг новых партнеров (то есть увеличивать количество игроков пропорционально расширению масштаба бизнеса), то прибыль на одного кузнеца останется прежней. Если прибыль является главной целью этих кузнецов, то увеличение количества партнеров им не выгодно, так как противоречит желанию личного обогащения каждого из них. Им выгодно захватить побольше рынков сбыта своих изделий, сохранив при этом минимально возможную численность партнеров - кузнецов, которые разбираются в технологии и стояли у ее истоков.

Таким образом, перед кузнецами возникла сложная задача – создать такой социальный конструкт, который бы обеспечивал эмоциональную вовлеченность большого количества подмастерьев в работу, но при этом не требовал непосредственного личного вмешательства кузнецов. То есть нужно было придумать способ, как без ущерба качеству работы масштабировать бизнес практически до бесконечных размеров. И решение было найдено - им стала идея конкурентных отношений. Кузнецы соседней деревни поняли, что не смогут лично руководить таким большим количеством подмастерьев, поэтому решили дать им побольше самостоятельности. Они решили так - пусть в каждой деревне работает не одна их кузня, а несколько (допустим, три), и пусть они соревнуются друг с другом в эффективности. Кто сможет лучше работать, у того жители деревни и будут покупать товары, тому и прибыль. А остальным – убыток и урок на будущее, что надо работать эффективнее. При этом, так как все три кузни принадлежат кузнецам соседней деревни, то им в принципе все равно, какая конкретно из них принесет больше прибыли, а какая – меньше, ведь их доход определяется суммарным объемом продаж всех трех кузниц, который в свою очередь определен уровнем потребления на данной территории.

В такой системе отношений доход каждого подмастерья напрямую увязан с результатом его труда – чем лучше поработаешь, тем больше получишь денег, а поленишься – и можешь вообще остаться без средств к существованию. То есть кузнецы сумели создать такую систему социальных отношений, которая принуждает подмастерьев к активности и поэтому исключает необходимость внешнего принуждения со стороны кузнецов. Подмастерья между собой соревнуются, разрабатывают меры повышения собственной эффективности, работают допоздна, кто-то кого-то побеждает, а кузнецы соседней деревни получают свою прибыль. При этом конкуренция расходует все силы подмастерьев каждой из кузниц на выживание в борьбе друг с другом. В таких условиях у них физически не остается времени и эмоциональных сил на размышления о том, насколько вообще такая модель отношений является правильной, кто ее навязал, зачем во всем этом участвовать и т.д. То есть идея конкуренции позволяет спровоцировать подмастерьев на активность и одновременно направить эту активность в нужное для кузнецов соседней деревни русло.

В созданной модели конкурентных отношений существует очень полезное и важное для кузнецов соседней деревни свойство. Дело в том, что искусственно созданная конкуренция существенно усложняет возможность кого-либо из подмастерьев вырасти до уровня успешного кузнеца и составить кузнецам соседней деревни конкуренцию. Рассмотрим, почему. Если среди населения одной из деревень появится амбициозный и сильный человек, то он вполне может создать свою кузню (позвать таких же, как он, друзей или заставить эффективно работать сыновей), которая начнет составлять конкуренцию работе других кузниц на этой территории. От этой конкуренции пострадают прежде всего местные подмастерья, которые пребывали в лени и радостях жизни, пока тот кузнец эффективно работал. Но ведь и кузнецы соседней деревни, которым принадлежат кузни на этой территории, в результате потеряют часть прибыли. Соответственно, кузнецам соседней деревни не выгодно, чтобы кто-то на «захваченных» ими территориях мог вырасти до уровня профессионального кузнеца. И в этом плане идея конкуренции им очень на руку. Когда на той или иной территории изо всех сил соревнуются несколько крупных кузниц, которые непрерывно наращивают ресурсность, и работают с высокой эффективностью, направляя все силы на борьбу за потребителя, то молодому, даже самому амбициозному подмастерью, крайне сложно составить им реальную конкуренцию. Просто потому, что он поставлен изначально в некомфортное, неконкурентоспособное положение. Даже если он соберет несколько друзей, то все равно с нуля противостоять работе слаженного коллектива, за которым стоят опытные кузнецы соседней деревни с уникальными знаниями и ресурсностью, крайне сложно. То есть чем сильнее конкуренция на рынке, тем выше порог выхода на этот рынок новых игроков.

7.3 Защита интеллектуальной собственности

Итак, примитивизация мышления подмастерьев и внедрение механизма конкуренции своих дочерних структур на чужих территориях, является способом, позволяющим кузнецам соседней деревни сохранить свое ресурсное преимущество, и дополнительно обезопасить свои инновационные разработки от копирования. Но помимо этого способа существуют и другие. Например, можно принять такие законы, которые бы регламентировали модель деятельности подмастерьев и исключали их возможность «выскочить» из данной модели отношений. Или же можно просто на законодательном уровне запретить копировать их технологию, то есть внедрить систему защиты интеллектуальной собственности. Это кузнецы соседней деревни и сделали. Они создали механизм патентования собственных изобретений, благодаря которому они теперь спали спокойно и не переживали, что кто-то из особо умных подмастерьев догадается перенять их инновацию.

Однако защита интеллектуальной собственности распространяется не только на изобретения кузнецов соседней деревни, но и на изобретения всех остальных жителей. Конечно, в условиях жесточайшей конкуренции вероятность того, что у кого-то из подмастерьев останутся силы на разработку инноваций, достаточно низкая, но тем не менее она существует. Творчество носит вероятностный характер, и вполне возможно, что однажды в голову одного из подмастерьев придет идея, которая сделает ненужной все предыдущие разработки кузнецов соседней деревни. Например, кузнецы разработали схему стиральной машины, принцип работы которой заключается в движении воды под действием мешалки, расположенной внутри емкости. И запатентовали свое изобретение. А потом слесарь Вася взял и придумал механизм, в котором не мешалка крутится в бочке, а вращается сама бочка, и внутри нее вещи. Оказалось, что его стиральная машинка стирает гораздо лучше, позволяет сразу полоскать вещи и к тому же бережнее относится к тканям. Если это изобретение будет запатентовано, то одна творческая идея обычного слесаря, которая озарила его совершенно случайно, уничтожит весь бизнес кузнецов соседней деревни. То есть не принесет убытки, а именно уничтожит, сделает ненужным. Тогда то кузнецы соседней деревни и осознали, что абсолютизация защиты интеллектуальной собственности не выгодна прежде всего им самим, так как невозможно гарантировать, что творческие идеи, обеспечивающие конкурентоспособность, будут приходить в голову исключительно им. Отсюда только один выход – изменить закон о защите интеллектуальной собственности, и сделать так, чтобы инновации жителей деревни, которые могут поставить под угрозу уничтожения бизнес кузнецов, кузнецы могли присваивать себе, пусть и более сложными путями.

Несложно увидеть, как похожи все вышеописанные процессы на то, что происходит в современном социуме, и насколько изощренные механизмы используются для присвоения в рамках закона чужих разработок. Допустим, если ученый работает в лаборатории, которая финансирует его эксперименты, то и его открытие принадлежит не ему, а лаборатории. Если же ученый сделал открытие своими силами и захотел его запатентовать, то в то время, пока его заявку будут рассматривать и выполнять все необходимые формальные процедуры, вполне может «случайно» оказаться, что на два дня раньше точно такое же открытие было сделано где-нибудь в США. Но даже если ученый сумел каким-то образом запатентовать свое открытие на международном уровне, то достаточно усовершенствовать в нем какую-нибудь малозначительную деталь, и формально это будет уже другое изобретение, и, соответственно, другой патент, который можно присвоить себе. Нет смысла вдаваться в детали и описывать все нюансы механизмов перехвата чужих инновационных разработок, которые сегодня используются. Важно видеть во всех этих процессах главный вектор – создание таких алгоритмов защиты интеллектуальной собственности, которые бы позволяли обезопасить собственные разработки развитых государств и одновременно присвоить те из чужих разработок, которые могут составить им реальную угрозу.

7.4 Идея образования фондовых рынков

Идея конкуренции между дочерними кузнями, принадлежащими кузнецам соседней деревни, позволяла достигать нужных целей – подмастерья на чужих территориях забыли про свою природную лень и безынициативность и активно работали ради выживания в конкурентной борьбе, объемы продаж росли, эффективность труда увеличивалась, качество товаров улучшалось и т.д. Однако конкуренция – это борьба не только в качестве произведенной продукции, но и в цене. С ростом конкуренции игроки рынка (подмастерья кузниц на чужих территориях) вынуждены были снижать цену своих товаров, то есть соглашаться на более низкую прибыль, что в конечном счете привело и к уменьшению прибыли и даже убыткам кузнецов соседней деревни. Это заставило кузнецов задуматься – как одновременно и сохранить конкуренцию и получать побольше прибыли? Надо каким-то образом сделать так, чтобы подмастерья на чужих территориях не понижали цену на свои товары ниже какого-то разумного предела. Но сделать это не просто, так как ценообразование на рынке совершенно субъективно, и зависит не столько от реальных затрат, сколько от того, какую цену на свой товар поставил сосед. Да и количество кузниц на чужих территориях многократно увеличилось, поэтому сил и времени для контроля цены в каждой кузне у кузнецов соседней деревни не было. Тогда они нашли следующий выход. Они создали фондовый рынок, на котором жители деревни, обладающие определенными денежными запасами, могли отдать свои деньги и купить часть акций одной из кузниц. Получив часть акций, жители превращались в акционеров и получали часть прибыли от работы своей кузни.

На самом деле, конечно, кузнецы соседней деревни создали этот механизм не потому, что у них не было денег и они хотели получить запасы местных жителей. Их задача была более глобальной - таким способом кузнецы соседней деревни создали механизм внешнего контроля за работой кузниц со стороны их новых акционеров. Каждый акционер заинтересован в том, чтобы его кузня приносила прибыль, так как часть этой прибыли получает он сам. Акционеры имеют прямой мотив вникать в работу кузни, и периодически спрашивать – почему кто-то плохо работает, почему кто-то напился и не вышел на работу, почему соседняя кузня работает лучше и т.д. То есть кузнецы соседней деревни внутрь каждой кузни на чужой территории внедрили своих агентов влияния из числа местных жителей. Но если у кузнецов соседней деревни этих кузниц в подчинении могут быть тысячи, то у местных акционеров кузня только одна, а, значит, они могут направить все свои силы на выискивание и устранение недостатков в ее работе. Даже если эти акционеры ничего не понимают в кузнечном деле (например, если акции кузни купил учитель, врач или земледелец), то все равно все подмастерья понимают, что это люди, с которыми не договоришься закрыть глаза на недостатки. При первом же случае информация о причинах неэффективности кузни будет доложена кузнецам в соседней деревне, и подмастерья понимают, что после этого виновные останутся без работы.

Кроме того, кузнецы соседней деревни теперь могут устанавливать для каждой кузни норматив прибыли. Сами непосредственно они в работу кузниц не вмешиваются, но теперь у них есть акционеры, с которыми у них есть общий интерес. И они могут сказать этим акционерам: «Руководите как хотите, но прибыль должна быть не меньше 10 %». Таким образом, с помощью создания фондового рынка, кузнецы соседней деревни делегировали контрольные функции за работой кузниц на чужие территории и обеспечили качественное управление на местах.

Нетрудно проследить аналогию между вышеописанной моделью и моделью взаимодействия мировых элит, владеющих транснациональными компаниями, и филиалами этих компаний, расположенными по всему миру. Стоит отметить, что особую роль в масштабировании этого социального конструкта играют компьютерные технологии, которые существенно ускоряют и упрощают обмен информацией между центром управления и дочерними структурами, расположенными на огромных расстояниях друг от друга. Без компьютерных технологий построение таких масштабных социальных структур, как транснациональные компании, было бы невозможным.

Еще очень интересно, что, создав фондовый рынок, западные элиты предоставили возможность каждой компании поучаствовать в подобной игре и продать часть своих акций. Но только разница в том, что, как мы уже сказали, они это делали на самом деле для установления контроля над удаленными дочерними компаниями, хоть это и выглядело как механизм привлечения денег. Конечно же, дело было не в деньгах - их у западных элит, владеющих «печатным станком», более чем достаточно. Но другим компаниям они сейчас предлагают продажу части акций в качестве механизма привлечения денег в свою компанию с рынка независимых инвесторов (IPO), и причем активно формируют положительный имидж публичных компаний. И в принципе, IPO очень интересно для многих предприятий, расположенных на чужих территориях, так как у них нет «печатного станка» и дополнительные деньги не могут быть лишними. Но, предлагая такой механизм, западные элиты не забыли установить определенную планку для участия в нем. Компания, желающая стать публичной, должна соответствовать определенным признакам, на соответствие которым ее сначала тщательно анализируют. Причем делают это компании, принадлежащие западным элитам. По сути, если говорить прямо, то с помощью этого механизма западные элиты осуществляют конкурентную разведку, но при этом они сумели выстроить такую систему отношений, что компании сами хотят, чтобы их проанализировали, да еще и платят за это довольно большие деньги. То есть они выполняют свои задачи, и получают за это деньги.

Вопрос 8. Факторы, обеспечивающие конец существования

«черной соли» в современном социуме

Мы живем в удивительное время, в котором созданы все условия, чтобы суметь похоронить иудаизм, и вырастить «белую соль», причем с высочайшей степенью вероятности. Развитие социологии, психологии и информационных технологий – это три фактора, которые способны это сделать. Рассмотрим, почему.

Что дают знания в области психологии? Они, помимо всего прочего, позволяют повышать эмоциональную значимость каких-то конкретных смыслов, или даже формировать у человека те или иные ценности, непреодолимую силу. Психология дает возможность решить проблему формирования в обществе идей, которые когда-то говорил жрец. Но если раньше эти идеи поддерживались наличием жесткого закона возмездия за ошибки, поэтому принимались людьми очень легко, то теперь нет ни жреца, ни закона возмездия в той мере и поэтому эти идеи необходимо сознательно формировать и подводить людей к тому, чтобы они их осознали и приняли как ценности. Задача социологии и психологии – сделать так, чтобы эти идеи разумности и здравомыслия были для человека важнее, чем деньги. То есть человек должен понять, что, так как эти идеи комплементарны экономической эффективности, то, как только он начнет их реализовывать, деньги придут сами.

А какую функцию выполняют компьютеры и информационные технологии? Они обеспечивают возможность обеспечения людей объективной информацией. Урбанизация уже произошла, и теперь глупо говорить людям – покиньте свои квартиры и селитесь в деревни по 100 человек, чтобы все друг друга знали. Человечество прошло этот этап своего развития, и не надо к нему возвращаться. Но на данном витке развития цивилизации у человечества появился метод, который позволяет даже сегодня, когда мы живем в крупных городах, обеспечить понимание других людей ничуть не хуже, чем это мог бы сделать собственный чувственный опыт взаимодействия с этими людьми. Объединение психологии и компьютерной техники обеспечивает возможность получения объективной информации о каждом человеке. Психологи с использованием компьютерных технологий научились «раскладывать» психику человека на конкретные количественные параметры, позволяющие строить прогнозы о его поведении. Уже не надо несколько лет вместе жить с человеком, чтобы понять, что он из себя представляет. Есть компьютер, который позволяет с помощью специальных программ протестировать человека, обработать информацию и сохранить ее.

Таким образом, существование трех наук: психологии, социологии и информационных технологий дает возможность построить такую систему социально-экономических отношений в социуме, которое бы позволяло все человечество рассматривать сегодня как очень большую «идеальную деревню». Именно эти три фактора позволяют множить «белую соль», и уничтожать «черную».

Заключение

В данной лекции мы рассмотрели сущность элит. Элита, будь то «белая соль» или «черная», имеет ряд признаков. Во-первых, это те люди, которые понимают сущность кризисов и готовят себя к ним. Во-вторых, это люди, обладающие концепциями формирования личностных компетенций людей, то есть они не просто сами знают заповеди жреца и беспрекословно им следуют, но и знают, как воспроизводить себе подобных. Эти знания обеспечивают им конкурентоспособность на протяжении сотен лет их существования. В то же время мы сказали, что уже сейчас за счет развития психологии, социологии и информационных технологий есть все, что нужно для разрушения «черной соли».

На самом деле в какой-то степени этот процесс уже запущен. Тот факт, что представители семей «черной соли» обеспечивали передачу знаний жреца только внутри своих семей, сыграло с ними злую шутку. Родственные браки внутри кланов представителей «черной соли» привели к тому, что их семьи начали вырождаться, так как в течение столетий их существования из поколения в поколение происходило накопление генетических изменений и болезней, что делало их проявление более вероятным. Из-за отсутствия механизма смешивания крови, каждое новое поколение представителей «черной соли» слабее и слабее предыдущих. А с «белой солью» такого не происходит, потому что для нее первичными и основными являются правила жреца, и не важно, кто конкретно будет их носителем. Чем больше людей, тем лучше.

Список основных понятий

Валовый внутренний продукт (ВВП) – макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг (то есть предназначенных для непосредственного употребления), произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства для потребления, экспорта и накопления.

Инвестиции – вложения капитала с целью получения прибыли.

Инфляция – процесс обесценивания бумажных денег, падения их покупательной способности вследствие чрезмерного выпуска денег (эмиссии) или сокращения товарной массы в обращении.

Кризис – состояние, при котором существующие средства достижения целей перестают действовать.

Научно-технический прогресс –это непрерывный и сложный процесс открытия и использования новых знаний и достижений в хозяйственной жизни

Потребление – средства, направленные населением на приобретение товаров и услуг.

Транснациональная компания - компания, на зарубежные активы которой приходится около 25-30 % их общего объёма и имеющая филиалы в двух и более странах.

Элита социума – люди, обладающие эксклюзивными знаниями, обеспечивающими им ресурсность, и имеющие целостное представление о строении социума.

Эмпатия – способность человека к эмоционально-чувственному восприятию окружающих.

Список используемой литературы

  1. http://25signals.ru/reference/inflyaciya-v-ssha/ - Инфляция в США
  2. http://www.opec.ru/929516.html - Простой математический расчет показывает, что доллар обеспечен золотовалютными резервами лишь на 4%
  3. http://communitarian.ru/publikacii/ekonomika_ssha/%abkolichestvennye_smyagcheniya%BB%2C_ili_korrupciya_v_osobo_krupnyh_masshtabah./ - «Количественные смягчения», или коррупция в особо крупных масштабах.
Подписаться на Вавилон 2.0