АЛЬФРЕД ТАЙЕР МЭХЭН

АЛЬФРЕД ТАЙЕР МЭХЭН (1840 — 1914) — американский контр-адмирал, военно-морской теоретик и историк. Во время испано-американской войны 1898 года был членом Морского комитета по стратегии, в 1899 году — членом американской делегации на Гаагской конференции, выработавшей конвенции по ведению войны.

В 1908 году президент США Теодор Рузвельт назначил его членом комиссии по реорганизации морского министерства и председателем объединенного комитета по военно-морским делам.

Мэхэн является автором ряда работ по истории развития морского флота, главная из которых – “Влияние морской силы на историю (1660 – 1783)”, в которой он вводит понятие Seapower (“морская сила”).

Сам А. Мэхэн так же как и Фридрих Ратцель, термин «геополитика» не употреблял, но его подходы и методы анализа мы должны признать чисто геополитическими.

Идеи адмирала Мэхэна заложили основы англосаксонской геополитической традиции.

Ключевые принципы Мэхэна

I. Море не барьер, а дорога. Этим принципом адмирал Мэхэн выступал против политики изоляционизма, популярного в то время в Штатах. Коротко формулируя – если ты не плывешь через море, то приплывут к тебе. Если проводить аналогии с законами экспансионизма Ратцеля, то море – это вызов.
II. Владение морем решает дело. В своих трудах Мэхэм на основе огромного исторического материала – от Пунических до Наполеоновских войн, приводит поучительные примеры: тот, кто понимал значение моря и овладевал им, был способен не только одерживать победы, но и пользоваться их плодами, и, как следствие – создавать жизнеспособные империи. Тем же, кто не понимал значения моря, даже блестящие сухопутные победы не приносили ожидаемых плодов, а их империи рушились
III. Seapower (морская сила) — путь к владению морем. По Мэхэну, она состоит в свободе пользования морем самому и воспрещении пользования им для противника. Обе задачи обеспечиваются сильным флотом — в первую очередь военным, но также и торговым. Т.е., речь идет об обеспечении свободы морской торговли самому и препятствовании в ее осуществлении противнику. Кроме того, контроль над морем дает возможность перебрасывать силы на любые расстояния, одновременно препятствуя это сделать противнику.
IV. Основа seapower находится на суше. На поддержание должного уровня seapower должна быть ориентирована как экономика, так и необходимая инфраструктура – базы, колонии и стратегически важные территории. В рамках своей теории Мэхэн был ярым пропагандистом строительства Панамского канала, как важнейшего элемента seapower США, дающего сообщение между двумя океанами.
V. Оборона своих берегов начинается у берегов противника. Этот вывод во многом является следствием пунктов I – III и задает как глобальный характер войны, так и ее наступательный характер.
VI. Важность «большой битвы» — война решается генеральным сражением.
VII. Второстепенный, не решающий характер “крейсерской войны” против торговли. На многочисленных примерах Мэхэн демонстрирует, что погоня за вражеским торговым флотом, хотя и наносит противнику существенный урон, не способна решить исход войны.

Главный вывод Мэхэна состоит в том, что война между Великими Державами состоит в борьбе за морское господство. В терминах и реалиях конца XIX – начала XX века он призывает уделить главное внимание линейному флоту — который, в свою очередь, должен стремиться уничтожить линейный флот противника в одном генеральном сражении.

И на это решающее генеральное сражение должны быть направлены многолетние последовательные усилия правительства задолго до войны, то есть seapower должна стать частью большой государственной политики.

И весьма прагматичное – в американском стиле замечание: если морское господство обеспечено, [уничтожением линейного флота противника], то обеспечена и защита торговли.

Главный труд вице-адмирала Альфреда Мэхэна “Влияние морской силы на историю (1660 – 1783)” выглядит сегодня архаичным, ввиду того, что примерно половину текста занимают подробные описания сражений парусных судов с анализом их маневров по ветру / против ветра. Однако, эти сражения и их итоги необходимо воспринимать как концентрированное выражение понимания теми или иными государствами seapower. В решительных сражениях побеждает тот, кто проводил более последовательную и долговременную политику по становлению своего морского флота – как военного, так и торгового, озаботился целенаправленной подготовкой кадров – как офицерского, так и рядового состава, у кого были необходимые базы на побережье и т.п., а также – чья экономика была в большей степени ориентирована на морскую войну.

В книге мы видим угасающую и деградирующую морскую державу Испанию и претендентов на роль морских держав – Англию, Францию, Голландию. В морских сражениях не только в прибрежных водах Европы, но и на всем пространстве от Северной Америки до Индии, эти государства шли путем проб и ошибок, и в результате реальную seapower обрела Англия.

Несмотря на то, что события, описываемые в труде Мэхэна происходили 250 – 350 лет назад, некоторые примеры выглядят как задачи к учебнику по геополитике. Вот пример из ситуации 1660 года в Нидерландах.

“Одна партия купцов (бургомистры), бывшая в рассматриваемую эпоху в силе, чувствовала расположение к конфедеративной республике … другая желала монархического правительства под скипетром Оранского дома. Республиканская партия добивалась союза с Францией и сильного флота, Оранская партия тяготела к Англии, с королевским домом которой принц Оранский был в тесном родстве, и желала сильной армии”.

Вопрос: какой выбор является правильным с геополитической точки зрения?

Подсказка
“Морское и коммерческое могущество Республики развивалось быстро. Коммерческий флот Голландии насчитывал 10 тыс. судов, 168 тыс. матросов, и кормил 260 тыс. человек из ее населения. Голландия держала в своих руках большую часть европейской транспортной торговли и захватила к этому еще со времени мира всю перевозку товаров между Америкой и Испанией и французскими портами, причем общая стоимость ее ввоза определялась в 36 млн. франков [в расчетах Мэхэна используется франк весом 5 грамм серебра пробы 835]. Северные страны: Бранденбург, Дания, Швеция, Московия, Польша, доступ к которым был открыт Провинциям [Голландии – ред.] через Балтийское море, служили для последних неисчерпаемым рынком обмена. Взамен продававшихся ими там продуктов они покупали продукты Севера — пшеницу, дерево, мед, пеньку и меха. Общая стоимость товаров, ежегодно перевозившихся на голландских судах во всех морях, превосходила 1 млрд. франков. Голландцы сделались, говоря образным языком, «извозчиками» на всех морях». Таким развитием своей морской торговли Республика была обязана колониям. Она имела монополию на все продукты Востока. Пряности и разные произведения промышленности из Азии привозились ею в Европу ежегодно на сумму 16 млн. франков”.

Правильный ответ: Для Голландии был предпочтительным союз с континентальной державой – Францией и развитие военного флота для борьбы с морской державой – Англией.

ПЕРВОИСТОЧНИКИ СТАТЬИ
Подписаться на Вавилон 2.0