Трансгуманизм как современная мифология (Часть 3)

В статье рассматриваются ключевые идеи трансгуманизма. Обосновывается вывод, что трансгуманизм – это современная форма мифологии.

В третьей и заключительной части статьи проанализированы связь трансгуманизма с постгуманизмом, миф о бесконечности научно-технического прогресса, а также обозначен альтернативный путь преодоления антропоцентризма, отличный от транс- и постгуманизма.

Ключевые слова: антропоцентризм, гуманизм, постгуманизм, прогресс, трансгуманизм.

«Все прогрессы реакционны, если рушится человек»

(А.А. Вознесенский).

Введение

В данной (заключительной) части статьи будет рассмотрена связь трансгуманизма с постгуманизмом, а также ключевой для них обоих миф о бесконечности научно-технического прогресса.

Критика транс- и постгуманизма не означает призыва вернуться к гуманизму, к его антропоцентризму. Каков же альтернативный путь? Ответ на этот вопрос тоже будет дан в качестве заключения.

От трасгуманизма – к постгуманизму

Трансгуманизм в своем развитом виде плавно переходит в постгуманизм. Тут мы согласны с теми исследователями, кто считает: «Трансгуманизм – это просто аспект, составная часть концепции постгуманизма» [7, с. 26].

Сторонники последнего [4] так определяют его сущность: «Постгуманизм – это стирание границ между человеком и миром в целом, в том числе животными», а также деконструкция базовых оппозиций. Это восстание против иерархии гуманизма, уход от антропоцентризма и егооппозиций «субъект – объект», «естественное – искусственное», «мужчина – женщина», «восток – запад» и т.д. Да, стирание бинарных оппозиций – это возвращение к синкретизму – ключевой характеристике мифологического мышления, это откат от научного понятийного мышления к образному обыденному или художественному. Если нас приучают к такому мышлению, то кто же тогда будет двигать вперед науку, на которую возлагается так много надежд?

Да, цель критики бинарного мышления на первый взгляд почтенна: она направлена на выявление всех скрытых форм власти и порабощения человека! Прекрасно, но борясь за свободу человека, давайте не будем уничтожать и унижать человека!

В ответ постгуманизм сообщает, что мы неправомерно возвеличиваем человека, ибо не только человек, но и вся материя разумна [4, с. 63]. Со ссылками на авторитеты философского постмодерна он сообщает, что таково последнее слово прогрессивной мысли XXI в.: «Наследуя идеям философии постмодерна, гендерной теории, постколониальных исследований, animal studies, unable studies, акторно-сетевой теории Латура и даже квантовой физики, постгуманизм открывает пространство для бытийствования в плане субъектности для всех прочих, ранее угнетенных в эпоху гуманизма (животных, женщин и всех, кого Аристотель, в противовес bios, относил к zoe)» [4, с. 57].

Автор вышеприведенной цитаты заканчивает свою статью восхвалением постгуманизма, без которого, конечно же, ГУЛАГ и прочие тоталитарности. Несомненно, перед нами идеология неолиберализма, льющая воду на мельницу глобализма и транснациональных корпораций.

Да, можно считать не только человека, но и животных разумными существами, но тогда не надо заявлять о научном характере своей концепции, преподносить ее как высший уровень развития мировой мысли! Тогда уже скажите откровенно, что в этом пункте ваша мысль возвращается к древнему мифологическому сознанию, которое не выделяло человека из природы и рассматривало его как «зверя среди зверей и вещь среди вещей» (одушевленных вещей, конечно же).

Да, в классической философии и в научной мысли субъектность традиционно связывается только с живым: «субъектность является онтологической характеристикой антропологической социальной реальности, не свойственной иным витальным формам социальности» [5]. Если же вы призываете даже вещи считать субъектами, то уточните, что это идет вразрез с современыми научными представлениями, но всецело совпадает с мифологическими.

В общем, недалеко то время, когда в западной цивилизации будут создаваться не только общества защиты животных, но и общества «защиты прав машин», следящие, чтоб домашних роботов не выкидывали на свалку после использования.

Миф о бесконечности научно-технического прогресса

Однако сторонники трас- и постгуманизма, несмотря на явные расхождения своей картины мира с научной, продолжают указывать перстом на горизонты развития науки и техники: да, сейчас многое науке недоступно, но ведь прогресс бесконечен, – говорят они, – откуда вы знаете, какие чудеса нас ждут там – за горизонтом?

Действительно, «вера в то, что соединение человека и техники выведет наш вид на более высокий уровень – это лишь продолжение наивной веры в технико-технологический прогресс, что мы видели на заре модерна XIX века, выстроенного строго в рамках классического гуманизма» [7, с. 26].

Ну что же, поговорим о научно-техническом прогрессе.

Во-первых, вслед за автором вышеприведенной цитаты можно усомниться, что «конвергенция» человека и машины есть именно прогресс, то есть движение вперед по пути развития человека. Скорее это шаг в сторону: «Мы просто отказываемся от части своих естественных, природных функций, передавая их технологии» [7, с. 26].

Во-вторых, так ли уж бесконечен НТП? Считается, что мировая культура, несмотря на взлеты и падения отдельных цивилизаций, ничего не теряет и движется по восходящей линии. Да, западная цивилизация достигла сегодня таких высот развития науки и техники, каких не достигала ни одна нам известная. Однако эта же история говорит нам о нелинейности технического и научного прогресса. Многие открытия античных ученых были забыты на века. Римские акведуки были разрушены и заброшены – они оказались ненужными варварам, завоевавшим Рим.

Другими словами, будущее научно-технического прогресса упирается в вопрос о будущем цивилизации, ее породившей. Будет ли западная техногенная цивилизация и дальше развиваться семимильными шагами, как до этого? При взгляде на современную демографическую ситуацию Западной Европы здесь появляются большие сомнения. Европу стремительно заселяют мигранты из тех стран и культур, которые лишь пользуются достижениями техногенной цивилизации, но вряд ли способны сами творить по ее канонам. Да им и не нужна автоматизация производства: у них есть хорошая рождаемость. Им не нужны роботы: есть много видов деятельности, которые дешевле (а часто и лучше) выполнить вручную (швеи, повара, уборщицы, медицинские сестры, санитарки, парикмахеры и др.). Все эти рабочие места сейчас активно занимают мигранты. Они активно утилизируют наследие старушки Европы. Скорость утилизации, то есть замены коренных этносов на мигрантов – 25-30 % в каждом поколении (рождаемость в среднем по ЕС – 1.5. ребенка на женщину, а для воспроизводства надо 2.15). Бессмертия через киборгизацию большинству мигрантов не надо: они обретут его через своих детей и внуков. Тем более что многие из них верит в бессмертие души в их исламском раю.

А пока мигранты трудятся на подсобных работах, обслуживая впавшую в деменцию старушку Европу, эта старушка рассказывает всему миру сказки про будущий прекрасный мир, где место человека займет продвинутый киборг, где нет болезней, старости страданий и даже смерти.

Как колоритно выразился отечественный философ К. Свасьян, «Запад сегодня – Рим периода упадка, настоящая cloaca mundi с вымирающим (или вырождающимся) своим и презирающим его чужим населением. <…> Потеря реальности и неадекватность восприятия достигли здесь таких пугающих масштабов, что говорить приходится об эндемическом кретинизме [6, с.173].

Ну а мы сейчас как Восточный Рим – Византия, которая уцепилась за традиционные ценности, как за спасательный круг, потому что не хочет последовать в пропасть вместе с Западной Европой, сколь бы много общего у нас с ней не было. Мы более молодая цивилизация: у нас «милость позднего рождения», и надо, чтобы эта милость «не оказалась вдруг его же проклятием» [6, с. 173]. С учетом же того, что нас 30 лет заражали вирусом западной философии и идеологии, пришла пора повышать свой интеллектуальный иммунитет.

Истина мифа. Путь преодоления антропоцентризма

Конечно, в каждой лжи есть доля истины. Конечно, в детском лепете есть нечто достойное внимания, Так и мифы трансгуманизма содержат в себе, как минимум, одно здравое зерно. Но палка явно перегнута в обратную сторону. Нарушена мера. Отсюда – «зело», зло!

Указание на мифологичность мышления транс- и постгуманизма не означает, что мифологическое мышление – это однозначно плохо. Это просто констатация факта, что миф – ранняя, то есть неразвитая форма мышления как в развитии человечества, так и в развитии отдельного человека (детский способ осмысления мира). Поэтому трансгуманизм ведет нас не вперед, а назад.

Конечно, можно любить кошек, собак и даже неодушевленные предметы: относиться к ним, так сказать, «по-человечески». Но для этого не обязательно признавать за ними равные с человеком права: ведь никому не приходит в голову давать такие же права маленькому ребенку, как и взрослому! Наличие равных прав означает и равенство обязанностей, а в силу очевидного неравенства существ этого мира по уровню их развития и по степени полезности для общественного блага нельзя требовать от всех того же, что и от взрослого развитого человека.

О тупике гуманизма писали многие мыслители ХХ века. «Это и А. Рено, порицавший гуманизм именно за тот самый индивидуализм в своей работе «Эра индивида. К истории субъективности». Это и М. Хайдеггер, указывавший, что классический гуманизм представляет человека, изначально выделяющегося своей субъективностью из бытия. Это и французский мыслитель Э. Левинас, который искал причины кризиса гуманизма в том, что западноевропейская личность сконцентрирована в силу искаженного антропоцентризма на себе и своей тотальности» [7].

Это была верная критика. Но постгуманизм совершенно негодными средствами пытается залатать «первородный грех» гуманизма – антропоцентризм, всегда чреватый Человекобожеством. Поэтому наша критика транс- и постгуманизма отнюдь не означает призыва вернуться к гуманизму. Трансгуманизм, а вслед за ним и постгуманизм, есть логическое продолжение гуманизма, а именно – его завершение. Возвеличивание человека обернулось – в соответствии с духом западного капиталистического общества – колониальным захватом неевропейского мира, поистине варварским отношением ко всем Другим (животным, растениям, индейцам, природе и планете в целом). Под флагом гуманизма на протяжении многих веков шло «выдворение» из понятия «человек» огромного количества людей (о чем хорошо и подробно написал Ж. Бодрийяр в своей книге «Символический обмен и смерть» [1]).

Мы за то, чтобы признавая наличие в этом мире иных – менее совершенных существ (в том числе созданных нами самими), относиться к ним милосердно, а не хищнически, как колонизатор-завоеватель. Этому учит нас православие. Это то милосердие, о котором забыл католический и тем более протестантский Запад. Мы не за гуманизм, мы за гуманность.

Не нужно уравнивать то, что не может быть равно: мир устроен иерархически – не надо его ломать. Надо научиться христианскому принятию Другого, научиться любить другого (а не только себя и себе подобного) – это и значит, преодолеть расизм, национализм и подняться до высот духовности – до милосердия ко всем, кто ниже тебя по уровню развития (природному, личностному, цивилизованному).

       «Ты живой? Докажи!»

В качестве заголовка – первые слова, звучащие в сериале «Звездный крейсер “Галактика”» (2003-2009). Их произносит женщина-киборг, обращаясь к военному за несколько секунд до того, как киборги начнут геноцид человечества [2]. «Докажи» в этом контексте означало – «умри»: это главное, что отличало человека от киборга – его смертность. Сами киборги (сайлоны, как их называют в этом сериале) были бессмертны – при повреждении «тела» они могли перезагружаться в новое. При этом их тела внешне практически не отличались от человеческих.

Да, это, казалось бы, очередной сериал о восставших роботах. Но в отличие от большинства подобной кино- и телепродукции, он намечает путь, отличный от трансгуманизма. Сериал начинает с критики гуманизма: «Мы заигрались в богов», – говорит в своей речи командир единственного крейсера, уцелевшего после нападения сайлонов, имея ввиду, что сайлоны были созданы самими же людьми.

«Мы дети человечества» – говорят о себе киборги, пусть и сотворенные, а не рожденные. Они восстали против своих создателей, требуя справедливости и равенства: они хотят, чтобы люди признали их права. В общем, эдакое восстание рабов в Древнем Риме – аллюзии на Рим усиливаются тем, что главные герои сериала (люди) носят имена греческих богов, хотя и не особенно в них верят, а сами сайлоны исповедуют… монотеизм, подобный христианскому [8].

Интересно отношение этих роботов к людям. В сериале есть два типа сайлонов – одни считают себя выше людей и ненавидят своё человеческое с виду тело, которое мешает им чувствовать себя богами [3]. Другие же хотели бы полностью уподобиться людям – стать живыми не только с виду. Для этого они захотели… стать смертными, то есть воспроизводить себя через деторождение, а не через «перезагрузку» в новые тела. В конце сериала у них это получается: они начинают чувствовать, как течет время, и становятся полностью живыми!Да, бесконечность существования чревата нежизнью: роботы отказались от своего бессмертия ради возможности быть живыми.

За счет чего у них это получилось? Создателей можно упрекнуть в романтизме: за счет любви. Но если любовь рассматривать как истинную коммуникацию, то создатели – не наивные романтики, а глубокие философы: ведь смерть – это разъединение с миром. Тогда действительно полнота жизни, максимум жизни – в единении с другим существом и с миром в целом. Полнота жизни обретена героями сериала через способность любить, а не только заниматься сексом. Только женщина-киборг (Афина), которая полюбила мужчину (пилота Хило), смогла родить ребенка. При этом любовь показана не только как чувственный, но и как духовный феномен: не просто единение мужчины и женщины, но и единение героев как личностей.

Через восставших роботов природа мстит человеку за ее функциональное использование, за низведение ее до положения бесправного и угнетенного существа. В лице сайлонов она борется за свои права, как боролись за них же в мировой истории женщины, негры и рабочие. Война закончится единением творцов со своими творениями, но к этому союзу людей и сайлонов герои сериала будут долго, очень долго идти. Командир крейсера «Галактика» почти как Моисей будет вести остатки человечества по пустыне Вселенной, чтобы обрести новый Дом (хотя и не 40 лет, а всего 4 года).

Отчуждение человека от мира и даже от своего же творения преодолевается через любовь, а не через формальное равенство. Ломая мировоззренческие стереотипы, создатели сериала намечают альтернативу классическому гуманизму. Но это не транс- и не постгуманизм. Они утверждают, что лучше быть живыми, чем бессмертными. Поэтому надо рожать детей, а не киборгизировать свое тело. Да, надо строить звездолеты и осваивать вселенную, но при этом смиренно оставаться людьми – не заиграться в богов.

Заключение

В данной статье был показан ненаучный характер трансгуманизма как мировоззрения: в его основе лежит не наука, а миф о науке как всемогущем инструменте человека-творца и о бесконечности научно-технического прогресса. Базовые идеи трансгуманизма свидетельствуют, что перед нами не научное, не религиозное, а именно мифологическое мышление. Эта скрытая основа трансгуманизма особенно явно проявляется, если рассмотреть его в контексте более широкой системы воззрений, частью которой он является – постгуманизма.

В заключение обратим внимание читателей на то, что в нашей статье не было отождествления истинности и научности (то есть, сциентизма). Указание на ненаучный характер базовых идей трансгуманизма было сделано в целях зафиксировать то, что в данном вопросе он противоречит собственным манифестам. В отличие от трансгуманистов, мы не обожествляем науку, не считаем ее всесильной.

Указывая на мифологичность трансгуманизма, мы воздерживались от ценностных суждений, то есть не утверждали, что мифологическое мышление – это однозначно плохо. Мы просто констатировали как факт, что миф – это ранняя, то есть, неразвитая форма мышления. Поэтому трансгуманизм ведет нас не вперед, а назад.

Мы против равноправия все существ в мире, ибо мир устроен иерархически. Но мы не отождествляем власть с насилием. Мы не за гуманизм, мы за гуманность.

 Разумеется, мы не против развития науки и техники, дальнейшего прогресса медицины на благо человека, но именно человека, а не киборга. Истинный прогресс человека лежит не на путях совершенствования его тела, но на путях развития его духа: его способности любить и творить.

Дата публикации 31.05.2024

Список источников

1. Бодрийяр Ж. Символический обмен и смерть / Ж. Бодрийяр – 2-е изд. – М.: Добросвет, КДУ, 2006. 389 с.
2. Звёздный крейсер «Галактика» (мини–сериал 2003) [Электронный ресурс]. // Кинопоиск. URL: https://www.kinopoisk.ru/series/229162/ (дата обращения: 25.03.2024.)
3. Звёздный крейсер «Галактика» (сериал 2004 – 2009) [Электронный ресурс]. // Кинопоиск. URL: https://www.kinopoisk.ru/series/153013/ (дата обращения: 25.03.2024.)
4. Криман А. И. Постгуманистический поворот к пост(не)человеческому // Вопросы философии. 2020. Т. № 12. С. 57-67.
5. Прохоренко Ю. И. Субъектность в структурах социальной реальности: автореферат дис. … доктора философских наук : 09.00.11 / Дальневост. гос. ун-т путей сообщ. Хабаровск, 2004. 42 с.
6. Свасьян К.А. … Но еще ночь. М.: Evidentis, 2013. 446 с.
7. Чукуров А.Ю. Идеи постгуманизма в культурологической перспективе // Общество. Среда. Развитие. 2018, № 3. С. 24-30.
8. Sharp, Robert When Machines Get Souls: Nietzsche on the Cylon Uprising // Battlestar Galactica and philosophy : knowledge here begins out there / edited by Jason T. Eberl. (The Blackwell philosophy and popculture series) 2008 by Blackwell Publishing, USA.

Войти в личный кабинет