Форт Рос, или Как русские купцы дошли до Калифорнии. Часть 2

В первой статье, посвященной освоению Русской Америки, мы постарались осветить причины и события, связанные с бурным развитием Русско-Американской торговой компании. В настоящем очерке отражена история русской экспансии на Юг Северной Америки вдоль побережья вплоть до Калифорнии.

Климат северной части полуострова Аляска с коротким холодным летом, туманы, дожди и долгие зимы не добавляли энтузиазма переселенцам. Выращивать пшеницу было трудно, а ячмень и рожь просто невозможно. РАК в конце концов признала, что на Аляске выращивать зерновые нельзя. Слишком много непригодных труднообрабатываемых земель, холодно и мало солнца.
Промыслы нуждались в новых угодьях. Постепенно зверя становилось все меньше, его выбивали, калан уходил на юг и надо было двигаться дальше. Кроме того, развивающейся колонии необходимы были собственные сельхозугодья. Скота на Аляске было немного и он был по преимуществу привозной, основной рацион жителей состоял из овощей и рыбы. Русским на Аляске необходимы были пахотные земли на юге Америки. Дальнейшую колонизацию и экспансию на юг русские понимали как крайне стратегически важную для Русской Аляски и деятельности Русско-Американской Торговой Компании.

Первые экспедиции (их было несколько) вдоль Южного берега североамериканского континента возглавил служащий РАК Иван Кусков. Он положил начало основанию Крепости Росс (американское название Форт-Росс) – самого южного поселения Русской Америки в Калифорнии. В 1812 году Кусков, согласно планам Резанова, по приказу Баранова, с отрядом, состоящем из русских и алеутов, высадился в 90 милях сервернее от Сан-Франциско. При выборе места Кусков обратил свое внимание на удачно расположенное плато в 30 км к северу от залива Румянцева (залив Бодега). Недалеко протекала река, сейчас ее тоже называют Русской. Там и решили обосноваться. Крепость была основана для добычи пушнины и снабжения северной части колонии продовольствием. В этих краях снимали по два урожая хлеба в год и эффективно выращивали скот.

Так был в 1812 году основан знаменитой Форт-Росс, военно-административное поселение русских в мексиканской, на тот момент, Калифорнии. Форт обеспечивал контроль над прилагаемыми плодородными землями и прикрывал русские владения на севере континента. Виды на калифорнийские угодья вдоль русла реки (Russian-river) были столь многообещающими, что отсюда планировалось снабжать продовольствием не только Аляску, но и Камчатку.

Резанов видел в данном мероприятии большие перспективы. Ему даже принадлежал призыв колонизировать всю Калифорнию. Он считал сложившиеся обстоятельства удачным окном возможностей для продвижения РАК вдоль южного побережья. Камергер Н.П. Резанов как соучредитель РАК активно занимался русской экспансией. Действия его не ограничились интригами при царском дворе. Он активно участвовал во многих политических мероприятиях. Так, пытался наладить торговые связи с Японией и Китаем, однако результата не добился. После неудачных попыток на Дальнем Востоке, у американцев Резановым был куплен парусник «Юнона» и, присовокупив к нему бриг «Авось», он поплыл в испанскую Калифорнию, сосредоточив именно на ней свой политический интерес. Мексиканцы неохотно шли на контакт, поскольку находились под протекторатом Испании и косвенно были в союзе с Наполеоном. Н.П. Резанов применил все свои дипломатические способности. Завязал роман с 15-летней католичкой, дочкой губернатора Сан-Франциско Марией Консепсьон Аргуэльо. Благодаря этому Н.П. Резанов гибко выстроил отношения с испанско-мексиканской администрацией Калифорнии. Данный роман, по сути, был политическим приемом, позволившим существенно амортизировать имеющиеся разногласия и получить продовольствие для Севера. К слову, нужно сказать, что самому Рязанову на тот момент было 42 года. Пару обручили несмотря на разницу в возрасте и вероисповедании.

Пресловутые события послужили поводом для красивой романтической легенды. В частности, сюжет рок-оперы А. Рыбникова «Юнона и Авось» был взят именно оттуда. В США также известны эти события, но уже по роману Gertrude Atherton «Rezanov». «История любви» отражена в росписи современного межконфессионального храма Сан-Франциско. После обручения, Резанов уехал, сопроводив добытые им припасы продовольствия на Аляску, а Мария осталась ждать жениха. Встретиться им больше было не суждено. Действительный статский советник Н.П. Резанов умер в Сибири по дороге в Санкт-Петербург. Мария умерла монахиней в 1856 году, оставшись верной своему суженому. На ее могиле до сих пор флаг штата Калифорния и флаг РАК.

Новый Русский форт в Калифорнии всегда находился под давлением геополитических рисков, обладая недостаточно определенным юридическим статусом. Границы к северу от Сан-Франциско не были демаркированы и здесь де-факто хозяевами были индейцы, которые дали свое согласие на русское поселение. В дальнейшем индейцы стали привлекаться к работам и подверглись ассимиляции так же, как и на территории Русской Аляски. В отличие от других колонистов (испанцев, американцев и англичан) русские не допустили с индейцами в Калифорнии никаких серьезных столкновений. В 1817 году с вождями был подписан протокол об уступке земли. Со стороны РАК документ подписали Леонтий Гагейместер, Иван Кусков, Кирилл Хлебников и др. На данный договор администрация РАК ссылалась, как на документ о легитимизации. Надо сказать, что таковым он и был. В договоре, в частности, отмечалось, что вожди не только признают, но и «очень довольны занятием сего места русскими» [1].

РАК также неоднократно ходатайствовал перед МИД России, дабы упрочить территориально юридический статус этой территории. На них претендовала и Мексика, являвшаяся испанской провинцией и боровшаяся за свою независимость от Испании. Министр иностранных дел Испании Хосе Луйандо с русскими ссориться не хотел.

Молодая Мексиканская республика (Мексиканские Соединенные Штаты) относилась весьма осторожно к русским поселениям и даже пыталась их вытеснить. Однако, чтобы выстроить хорошие отношения, одно время была готова признать указанную территорию за Россией.

В 1835 году Ф.П. Врангель компанией был направлен в Мехико, после чего он просил Императора признать независимость молодой республики, но получил отказ. Николай I считал эту территорию испанской. Мексика же боролась за свою независимость. Таким образом, политически и юридически легитимизировать окончательно колонию в Форт-Росс не получилось.

Несмотря на неопределенность статуса с Форт-Росс шла активная торговля, что повлекло за собой экономический и технологический рост местных территорий. В период расцвета в Форте жило более 250 человек и паслось более 1700 голов крупного скота, порядка 950 лошадей и около 1000 овец [2]. Были мысли расширить колонию за счет присоединения всей Калифорнии и соседней к ней Невады. Население было многонациональным, помимо русских в Форте жили алеуты, креолы, местные крещеные индейцы, якуты, европейцы. Многие хорошо владели русским языком. В Калифорнии русскими стали возделываться земли, налаживаться производство, добываться медь, а в Форте была построена верфь и порт. Круглогодичное пастбищное содержание скота и два урожая пшеницы в год (ее сеют в мае и декабре) – все это было серьезным подспорьем для северных русских колоний. Так был обеспечен приток продовольствия на Аляску. Император Александр I, оценив успехи и прибыль компании, также стал ее акционером и усилил государственный надзор за ее деятельностью.

Изначально Резановым планировалось выкупать крепостных в России и перевозить их в Калифорнию. План покупки крепостных с переселением и последующим дарованием им не только вольной, но и земель был «похоронен» тогдашним министром иностранных дел Карлом Нессельроде. Проект в Санкт-Петербурге был положен «под сукно» и освоение земель должным образом так и не началось. Александр I не хотел расширять крепостное право на Американский Континент. Лишь гораздо позднее, в 1835 году было разрешено создать сословие колониальных граждан из числа отработавших в РАК, после необходимых лет выслуги. Однако людской ресурс это решение не увеличило. Возможно, если бы Императорский Двор проявил бы политическую волю и правильно просчитал управленческие стратегии, то судьба Росса в Калифорнии была бы другой. Так или иначе, продвигаться вглубь континента из-за отсутствия поддержки русского МИД управляющие РАК в Калифорнии так и не решились.

Все время существования русской колонии в Калифорнии она была убыточной [3]. Выйти за пределы кустарного производства и промысла не получалось. Как и создать полноценное рентабельное и обеспечивающее возможность вывоза продукции сельскохозяйственное производство. Доходы постепенно падали, причём настолько, что в РАК всерьез обсуждались намерения покинуть некоторые из уже освоенных регионов, где начисто истребили всего пушного зверя. Все проблемы северной части колонии на Аляске отражались и в Форт-Росс. Регион оказался слишком зависим от внешней торговли. Даже сало для свечей приходилось покупать в США.

Оставалась актуальной и демографическая проблема. Рабочие руки по преимуществу занимала охота. Производство было кустарным, промышленность – очень слабой. Самое необходимое производилось в минимальных объемах и даже гвозди приходилось покупать в США. После договора Российско-Американской компании и Компании Гудзонова залива о продовольственном снабжении необходимость в поселении Форт-Росс отпала вовсе.
Несмотря на то, что у компании были все шансы закрепиться в Калифорнии и вытеснить оттуда испанцев, осуществить эту возможность не удалось. Сама колония РАК в Калифорнии стала убыточной, а территории уязвимы. Все эти события происходили на фоне мощной американской экспансии с востока. Начались земельные конфликты, русские ранчо не вышли далее прибрежной зоны.

Период развития Форт-Росс приходился на золотой век РАК, на период частной инициативы и правления купцов-предпринимателей. Русская Калифорния просуществовала почти тридцать лет с 1812 по 1841 год.

В 1841 году Форт-Росс был продан за 43 тысячи рублей серебром гражданину США Джону Сеттеру. К слову сказать, после продажи Форта в 1848 году в землях Сеттера было найдено золото и началась калифорнийская золотая лихорадка. После продажи Форта и освоения западных территорий Северной Америки США, Русскую Аляску стали снабжать продовольствием американцы, взамен получая пушнину и другие ресурсы.


Винить в утрате южных земель только управленцев РАК было бы неправильно. Форт-Росс вполне мог превратиться в процветающую крепость и Русскую сельскохозяйственную колонию в Калифорнии. Не хватало политической воли и экономической прозорливости в Санкт- Петербурге. Там слишком сильно были заняты Европой.
После сделки о продаже Форта в России стал постепенно вызревать замысел о продаже всей Аляски вместе с Алеутскими островами. В следующей статье пойдет речь именно об этом.

Дата публикации 17.11.2023

Список источников

1. Акт, подписанный Российско-Американской компанией с индейскими вождями, 22 сентября 1817 Архивная копия от 25 сентября 2009 на Wayback Machine // Россия и Мексика в первой половине XIX века. С. 28-29. См. также: Россия в Калифорнии. Т.I. М., 2005.
2. Farming And Ranching At Fort Ross. https://www.mcn.org/1/rrparks/fortross/Russian%20American%20Company.htm
3. Россия в Калифорнии. Т.I. М., 2005.
4. Марков С. Н. Летопись Аляски. М., 1948.
5. Черницын Н.А. Исследователь Аляски и Северной Калифорнии Иван Кусков // Летопись севера. 1962. № 3.
6. Шур Л.А. К берегам Нового света. М., 1971.